Главная / Газета 18 Августа 2008 г. 00:00 / Культура

Филипп Янковский:

«Николай Валуев – ранимый человек»

ВИКТОР МАТИЗЕН

Филипп ЯНКОВСКИЙ начинал как актер и клипмейкер. Потом снял фильмы «В движении», «Статский советник» и «Меченосец», имевшие прокатный успех. Наш разговор состоялся сразу же после церемонии закрытия фестиваля «Окно в Европу», где картина Филиппа получила сразу две престижные награды.

shadow
– Как вы себя чувствуете с двумя наградами в руках?

– Честно говоря, я ошарашен. Картина только что закончена, проверить реакцию было не на ком. Приехали под самый занавес фестиваля, показали кино и через день – вручение. Я вроде и понимал, что фильм получается серьезный, но чтобы он понравился двум совершенно разным судейским командам – такого уж точно не ждал. Теперь у меня свой «Слон». Хоть и не такой, как у Оксаны (жена Филиппа Оксана Фандера в 2005 году получила премию «Белый слон» за лучшую роль второго плана в «Статском советнике». – «НИ»).

– Как вы считаете, «Каменная башка» – это авторское или жанровое кино?

– Для себя я определяю «Меченосца» и «Каменную башку» как «арт-нуар». И надо сказать, чувствую себя на этом направлении очень свободно.

– Чем определялось необычное визуальное решение фильма?

– Так ведь и герой необычен. Мы хотели, чтобы он вписывался в окружающее пространство – в интерьеры, в городскую среду, в пейзаж. Чтобы они ему подыгрывали и усиливали главный мотив картины – мотив одиночества. Кроме того, если вы заметили, лента снята в необычном формате: 1.85 вместо 2.35. И необычном городе Эн, который сделан из Кронштадта, Питера и павильона. Такое себе место «нигде и везде».

– Что вам особенно запомнилось из работы с Николаем Валуевым?

– Да все, начиная с выбора точек съемки. При его росте в два метра пятнадцать сантиметров, чтобы снять его лицо и глаза для оператора приходилось сооружать специальные подмостки. Не то все было бы видно с нижней точки зрения. И вообще Валуев такой большой, что, кроме него, в кадр ничего не влезало.

– Он быстро вошел в роль?

– Одни вещи схватывал сразу, к другим пришлось идти. Начали с нейтральных сцен, где он просто бежит, к драматическим эпизодам подошли позднее. Полное перевоплощение произошло на третьей или четвертой недели съемок. В один прекрасный день я зашел к нему и увидел, что передо мной не Коля, а Егор (герой фильма. – «НИ»). Должен отметить, что спортивную добросовестность Валуев перенес в кино. Ни разу не опоздал и выкладывался на полную катушку.

– Валуев-человек сильно отличается от своего имиджа?

– Во всяком случае, он не тот «зверь из России», каким его подает боксерский менеджмент и каким воспринимает часть публики. Внешность обманчива. В душе он другой: ранимый, с чувством юмора. Хороший мужик, одним словом. Не скажешь же «парень». Вот только руку ему подавать опасно и по плечу хлопать.

– Почему?

– Потому что, не дай Бог, пожмет в ответ или тоже по плечу даст (смеется).

– Много было смешного на съемках?

– Хватало. Я не сразу понял, что он понятия не имеет о том, что звук сначала пишется начерно, а потом перезаписывается, и очень боится, что собьется и забудет текст – будто в театре играет. Думаю, что он ни перед одним боем так не трясся, как перед съемкой. Потом на перезаписи боялся, что не попадет в движение собственных губ. Ну из другого мира человек. Чистый лист. Очень трепетно отнесся к совершенно невинным постельным сценам с Фандерой. Как-то говорит нашему штатному фотографу: «Сотри». Тот не понял. Коля еще раз говорит: «Сотри». Таким тоном, что слон испугается. У фотографа ступор от ужаса. Я вижу, что Валуев сейчас вырвет у него фотоаппарат, разломает на части и съест. Я ору: «Снимки сотри!» Только тут он понял, что надо подчиниться.

– В фильме Валуева довольно много бьют, как он к этому относился?

– Ну, тут он чувствовал себя как рыба в воде. Здесь ему же не нужно было играть ни по Станиславскому, ни по Брехту, ни по Мейерхольду. Единственное затруднение было в том, что ему приходилось пропускать удары, которые он в жизни бы не пропустил. Реакция-то у него феноменальная – уклоняется просто фантастически. Оксана по роли должна была дать ему пощечину. Репетируем. Вижу, что ему стоит больших усилий не отклонять голову. Получается что-то не то. Тогда я внезапно кричу: «Мотор!» Оксана, для которой это привычное дело, сходу дает ему по физиономии. Смачный хлопок. Коля моргает и растерянно говорит: «Пропустил». Потом жалобно добавляет: «Только никому не говори, ладно?»

– Вам не кажется, что с Валуевым можно сделать и комедию?

– Понимаю. «Возвращение Каменной башки» или «Каменная башка встречается со статским советником»...

– Лучше с Меченосцем...

– Если серьезно, то можно и комедию. Что угодно можно. Проблема в сценарии. Всего у нас в кино в достатке. Хороших режиссеров, хороших актеров, хороших операторов. Даже деньги есть. Беда с хорошими сценариями. У меня до сих пор не было ни одного такого, по которому можно было бы сразу снимать. Все требовалось доделывать.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 августа 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: