Главная / Газета 23 Июля 2008 г. 00:00 / Культура

Певица Руслана:

«Евровидение» в Москве – это что-то экзотическое»

КОНСТАНТИН БАКАНОВ

Поклонников часто невозможно оттащить от артистов-кумиров. В случае с украинской певицей, победительницей «Евровидения 2004», РУСЛАНОЙ происходит ровно наоборот – ее невозможно оттащить от поклонников. После концерта в рамках «Славянского базара» в белорусском Витебске, где было представлено ее новое шоу (наверное, самое дорогое в истории украинского шоу-бизнеса), Руслана успела пообщаться с каждым зрителем, кто этого хотел, – сфотографировалась, раздала автографы, обменялась положительными эмоциями и обещаниями где-нибудь встретиться и еще подробнее поговорить «за жизнь». После многочасовой работы многие из ее команды буквально ползали по гримерке, умоляя бросить все и поехать, наконец, к послу Украины, который ждал ее на ночном приеме уже битый час. Но киевская поп-звезда номер один невозмутимо дала понять, что интервью «НИ» для нее категорически важно. Тем более в свете того, что «Евровидение» в следующем году будет проходить в российской столице.

WWW.RUSLANA.UA
WWW.RUSLANA.UA
shadow
– Руслана, в этом году Россия выиграла «Евровидение», и разговоры о том, хорошо это или плохо, не утихают. Что это такое – победа на «Евровидении»?

– Победителей всегда ругают и будут ругать. Но если это корректно, я бы попросила россиян при любых обстоятельствах – что бы ни писали – понять, что эта победа – повод для гордости. У меня в России очень много друзей и родственников, и я знаю, как люди радовались этой победе. Я помню, как радовались мы своей победе, какой это был драйв и как Россия радовалась за нас. Когда нас уже объявили победителями, оператор ОРТ попытался ко мне подойти раньше других, когда я шла на пресс-конференцию. Меня вела турецкая охрана, и начался ажиотаж, сильная давка. Люди стали падать с камерами, с фотоаппаратами, друг по другу идти. В этот момент мне было страшно. Я кричу охранникам, а они понимают только на турецком языке. Вытаскиваем ребят с камерами, и они первыми получают от меня пару комментариев. С тех пор каждый раз, когда мы встречаемся с русской делегацией, испытываем массу положительных эмоций. Конечно, мы можем обсуждать, кто был лучше, а кто хуже, но Россия победила – и вам принимать «Евровидение». Вообще, «Евровидение» в Москве – это будет что-то экзотическое, я вам скажу.

– Дружба с российской делегацией – это здорово, но в последние годы между Россией и Украиной на «Евровидении» словно кошка пробежала. То у нас в стране Сердючку объявят персоной нон-грата после того, как она занимает второе место, то у вас – обидятся на Билана, который обошел Ани Лорак. Не поссорит ли в итоге «Евровидение» Украину с Россией?

– Думаю, что нет. Андрюша Данилко – можно сказать, мой друг. Его выступление на «Евровидении» было более чем ярким. Я считаю, это был потрясающий юмор, и очень обидно, если люди его не поняли. Конечно, там не было никакого политического подтекста. Это эпатажный артист, он шутит, разряжает очень много конфликтных ситуаций. Сколько он перешутил у нас! Если бы не его шутки, Украина еще больше зациклилась бы на политической ситуации. Одна только его история с выборами в парламент чего стоила! Когда объявили, что Верка Сердючка делает свою партию и идет в Верховную раду, это окончательно дало ответ на вопрос, что такое украинский парламент. Причем не партию, а, как было написано, «party». Это здорово. Мне кажется, что с Андрюшей надо всегда смеяться, улыбаться и получать позитивные эмоции. Думаю, что в России его любит огромное количество людей, меня постоянно о нем спрашивают.
Что касается этого года, да, было волнение, многие говорили, что Украина лучшая. Но мне кажется, что этого не избежать, каждый год такое происходит. В наш год (2004-й, год победы Русланы на «Евровидении». – «НИ») нам удалось обойтись без конфликтов. Все благородно отошли в сторону и сказали: «Да, победа ваша». Но все равно грек Сакис Рувас очень тяжело пережил третье место. Я помню, он сел, обхватил голову руками, и, знаешь, у меня было ощущение, что он в этот момент проиграл всю свою жизнь. А между нами была какая-то скрытая симпатия, после этого мы очень много приезжали в Грецию, встречались, были общие концертные выступления. Интрига там была сумасшедшая. Греки написали, что я чуть ли не бросаю мужа и уезжаю жить в Грецию. В общем, целый роман написали.
Вообще, все эти истории между Россией и Украиной начались после того, как наши страны стали занимать первые и вторые места. А ведь это так обидно – быть вторым. Даже третье место – терпимо как-то, вроде далековато для победы, а вот второе – всегда повод для таких «кусь-кусь-кусь».

– В прессе постоянно циркулируют слухи, что вы покидаете то шоу-бизнес, то политику. Что же вы все-таки покидаете?

– Шоу-бизнес – нет, конечно. Но слава тебе, Господи, я рассталась с политикой. На то были причины. Дело в том, что я в парламенте начала проект по возобновляемой энергетике. Мне как депутату казалось, что, раз так много конфликтов вокруг газа, нам надо внедрять солнечные батареи. Перед вами сидит наивный человек, который вместе со своим концертным менеджером освоил всю альтернативную энергетику. Представляете, мне, музыканту, вникнуть во все экономические, технические нюансы. Мы пытались этот проект протащить. Но парламент сейчас настолько недееспособный, что мудрее и правильнее было уйти оттуда, что я, собственно, и сделала. Моя политика – это концерты...

– ... которые тоже сильно напоминают альтернативную энергетику.

– Совершенно точно! Можно подключать штекеры к сцене и качать ток в квартиры.

– А знаете, почему «альтернативную»? Потому что закон сохранения энергии гласит, что, грубо говоря, сколько ты энергии тратишь, столько же должен получать взамен. Но, глядя на ваши выступления, кажется, что никакой зал не способен восполнить этот поток дикой энергии, отдать вам столько же своей.

– Отдает! Просто иногда зрители бывают немного шокированы. У них сдвигаются, смещаются стереотипы, потому что они не очень привыкли к таким концертам. И если судить этими категориями, можно считать, что публика даже пребывает в ажиотаже. На искренние эмоции реагируют практически все. Я всегда спокойно и уверенно чувствую себя на сцене. Действительно люблю публику и в этом перед ней абсолютно чиста. Концерт в Витебске получился одним из лучших. Не забывайте, что это была премьера, из программы они знали в лучшем случае три песни – «Ой, летели дикие гуси», с которой я победила (на «Славянском базаре» 1996 года. – «НИ»), «Червону руту», которую мы с Александром Тихановичем спели, и «Дикие танцы», с которыми я победила на «Евровидении». А работали мы больше чем полтора часа. Это все прошло на одном дыхании, и я очень довольна.

– После неудачи с солнечными батареями вы выступили с некой антипиратской инициативой. Что это за инициатива?

– Пиратство в Интернете убивает сегодня музыкальный рынок. Оно бьет по карману всех – от Мадонны до начинающего артиста. Мы хотим внести законодательную инициативу, чтобы в тех статьях, где сказано про ответственность за нелегальное распространение музыки, появилось слово «Интернет». У нас пока наказуемо пиратство только в части «твердых» копий, а виртуальное – процветает. Есть разные суждения о мерах, принятых в Германии и Франции, но говорят, что после того, как в этих странах подключилось правительство, пиратство там снизилось. Будем надеяться, что и в Украине это каким-то образом повлияет на положение вещей. Иначе артисту будет сложно заработать деньги – разве что на корпоративах. Нужно всем вместе думать, чтобы спасти индустрию. Я, например, говорю: ребята, если вы заходите в Интернет, не рыщите по всей Сети, просто зайдите ко мне на сайт, возьмите музыку у меня. Я ее выложила бесплатно – заходи, бери, а заплати столько, сколько хочешь и можешь. Или не плати. У меня весь новый альбом выложен. Я подумала, что лучше пусть берут у меня, чем у пиратов.

– В России вас хорошо знают, у вас есть родственники на Урале, в Москве действует фан-клуб Русланы. Как проходят ваши встречи с близкими и фанатами в России?

– Очень круто. Все обижаются, что редко приезжаю в Россию с концертами. Хотя приглашений много, особенно это касается промо-визитов, акций, корпоративов. Так получилось, что после победы на «Евровидении» меня активнее всего зовут в Москву и в Германию. Уже потом идут Турция, Балканы и так далее. Но вот мои родственники – бабушка и дедушка – меня ругают, что я до сих пор не дала концерты в Екатеринбурге. Нам несколько раз предлагали сделать большой тур по России. Вот подготовим эту программу, дошлифуем и поедем. Так, чтобы мы были уже уверены в ней. Так что россияне получат весь запас нашей дикой энергии.


СПРАВКА
Певица Руслана ЛЫЖИЧКО (выступает под именем РУСЛАНА) родилась 24 мая 1973 года во Львове. Свою первую профессиональную награду получила на фестивале «Золотая осень» в четырехлетнем возрасте. Окончила Львовскую консерваторию имени Лысенко по специальностям «хоровой и оперно-симфонический дирижер», «пианист», «композитор». Начинала петь в львовских барах. В 1996 году получила Гран-при фестиваля «Славянский базар» в Белоруссии, где, выйдя на сцену босиком, исполнила песню «Дикi гуси». Ее клипы с умопомрачительным монтажом и массовками в древних гуцульских замках считаются самыми дорогими на Украине. Так, клип «Знаю я», снятый в 2002 году, обошелся певице в 120 тыс. долларов. Продюсером Русланы выступает ее муж Александр Ксенофонтов, бывший львовский журналист. В 2004 году Руслана стала победителем конкурса песни «Евровидение», состоявшегося в Стамбуле. Высшую награду ей принесла композиция собственного сочинения «Дикi танцi». После победы на «Евровидении» записывает песни и альбомы не только на украинском, но и на английском языке. Сотрудничает с ОБСЕ по проблеме торговли людьми. Лауреат конкурса «Червона рута» (1993), обладатель Гран-при всеукраинского телеконкурса «Мелодия» (1994). Обладатель «Платинового диска» за альбом «Дикi танцi» (2003). Народная артистка Украины (2004). В настоящее время находится в туре по Украине с новой программой «Амазонка».

Опубликовано в номере «НИ» от 23 июля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: