Главная / Газета 14 Июля 2008 г. 00:00 / Культура

Политические разборки

Во время убийства Цезаря зрители закусывали на сцене

ОЛЬГА ЕГОШИНА, Авиньон

Спектакль знаменитого голландского режиссера Иво ван Хове «Римские трагедии» стал одним из самых пафосных проектов Авиньонского фестиваля. Объединив три римские трагедии Шекспира в 6-часовое действо нон-стоп, постановщик разрешил зрителям выходить на сцену «размяться». На сцене зрители могли купить воды и бутербродов, зайти в интернет, разместиться на низких диванах рядом с Цезарем, Кориоланом или Клеопатрой.

Самый пафосный спектакль фестиваля – 6-часовая постановка произведений Шекспира.<br>Фото: WWW.FESTIVAL-AVIGNON.RU
Самый пафосный спектакль фестиваля – 6-часовая постановка произведений Шекспира.
Фото: WWW.FESTIVAL-AVIGNON.RU
shadow
Руководитель амстердамского театра «Тонеелгрупп» Иво ван Хове медленно и верно приучает своих зрителей к многочасовым спектаклям, часто обращаясь к Шекспиру (в афише – «Макбет», «Отелло», «Ромео и Джульетта», «Гамлет»). В этот раз он объединил в 6-часовом театральном действе римские трагедии Барда – «Кориолана», «Юлия Цезаря» и «Антония и Клеопатру». Действие пьес перенесено в наши дни. На сцене создано некое подобие гигантской телестудии. Разноуровневые площадки выгорожены диванами. По бокам последовательно разместились гримировальные столики, где актеры освежают макияж и причесываются. Несколько баров и закусочных предназначены не только для исполнителей (подкрепляющих силы перед своей сценой). Через пятнадцать минут после начала представления зрителей, чтобы они выдержали темп нон-стоп, приглашают на сцену «размяться», купить себе в буфете бутербродов, воды или кофе. Потом можно возвратиться на свое место, а можно присесть на диван и наблюдать за действием непосредственно со сцены или на одном из экранов многочисленных телевизоров, на которых крупным планом транслируются лица исполнителей.

Персонажи Шекспира, переодетые в деловые костюмы и галстуки, шортики и майки, внешне почти неотличимы от зрителей. А переписанные шекспировские монологи и диалоги мало отличаются от сленга сегодняшних политиков и ведущих теленовостей. «Итак, у нас в гостях полководец вольсков, он расскажет о планирующейся боевой акции против Рима». Перед убийствами на большом экране включаются электронные часы: 4 минуты до убийства Цезаря, 3 минуты, 2 минуты, 1...

Идет азартное шоу – не выключайте нашу программу!

По мысли режиссера, античные политики не слишком отличаются от политиков современных. Обиду и уход Кориолана и его месть Риму, убийство Цезаря его сподвижниками, борьбу и любовь Клеопатры, – Иво ван Хове резко осовременивает. Цезарь и Марк Антоний, Брут и Кориолан имеют вид и манеры опытных участников ток-шоу. Римских заговорщиков в «Юлии Цезаре» играют женщины в прикидах бизнес-вумен. Темпераментный Кориолан хватает своих оппонентов за воротник рубашки прямо под взглядами телекамер. Во время подготовки к убийству Цезаря на экранах хроника последних публичных появлений Джона Кеннеди. А Марк Антоний укладывает труп Цезаря непосредственно на стол, уставленный микрофонами.

Идея, что меняются моды и наряды, а человеческая сущность остается неизменной, давно стала банальностью. Какая-нибудь ревнивая домохозяйка со сковородкой воображает себя не иначе как Медеей. Спикер от правящей партии мнит себя Цицероном. Но – все это самомнение и нахальство. Исчезли дети богов и повывелись герои. Непреодолима пропасть, отделяющая нас от людей других эпох, – и той, античной, – которую ощущаешь всякий раз, когда вчитываешься в свидетельства их жизни.

Иво ван Хове превращает шекспировских персонажей в подобие современных медийных марионеток, чьи говорящие головы мы ежедневно наблюдаем по телевидению. Великий воин Кориолан, который один мог справиться с десятками врагов, – здесь не может в потасовке справиться даже с одним демагогом. А перевернувшая Рим надгробная речь Антония превращена в один из эффектных номеров ток-шоу.

В результате эстетика теленовостей довольно быстро исчерпывает свой потенциал. Спектакль где-то через полтора часа начинает буксовать на месте. И наблюдать за происходящим становится не более увлекательным, чем шесть часов подряд смотреть СNN. Говорящие головы нудят об очередном ЧП (слезы в глазах и пот на лбу крупным планом). Вот и еще один конфликт трагически разрешился. Вот и еще одна война началась. Вот и еще одного политика устранили конкуренты.

Спектакль Иво ван Хове обращен не столько к театральному зрителю, по определению – соучастнику, сопереживающему происходящему, – но к представителям все более распространяющейся породе телезомби, которые могут жевать свой ужин под репортаж с места стихийных катастроф. У нас на диване, слава Богу, – все отлично. Новый актер подправляет грим перед выходом к камере. Вот уже завязался новый сюжет и новый конфликт.

Опубликовано в номере «НИ» от 14 июля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: