Главная / Газета 27 Июня 2008 г. 00:00 / Культура

Режиссер Кшиштоф Занусси:

«Ромео и Джульетта сегодня безнадежно устарели»

ВЕСТА БОРОВИКОВА

Одним из гостей проходящего в эти дни XXX Московского кинофестиваля стал мэтр польского кино Кшиштоф ЗАНУССИ. Он уже побеждал в российской столице восемь лет назад, а в когорту любимцев ММКФ и постоянных друзей фестиваля входит еще с советских времен. На этот раз пан Кшиштоф представил в Москве картину «Черное солнце», снятую им два года назад. Лента по форме наивна, но эксперты разглядели скрывающееся за этой наивностью глубокое религиозно-духовное содержание. О нравственных проблемах современной публики, а также о тенденциях в кино Кшиштоф ЗАНУССИ рассказал корреспонденту «НИ», причем сделал это без переводчика – на прекрасном русском языке.

shadow
– В рамках кинофестиваля составлена программа, посвященная столетию российского кино, куда вошли наиболее значимые русские фильмы. Если бы эту программу составляли вы, какие фильмы вы бы в нее включили?

– Длинного списка, думаю, я не в состоянии составить. Но как иностранец могу обратить внимание на то, чего ваши соотечественники, возможно, не замечают.
Конечно, я бы включил в этот список картины Тарковского. Еще хотел бы сильно подчеркнуть значение для русского кинематографа Григория Чухрая. Я уважаю и его сына Павку, но для меня в шестидесятые годы Григорий Чухрай был самым сильным режиссером России.

– Какие новые ленты российских режиссеров вас удивили на ММКФ?

– К сожалению, я приехал на один день и не посмотрел ни одной работы. Но с новыми картинами российских кинематографистов я познакомился недавно в Баку. Там меня удивил великолепный актерский состав новой, очень хорошей картины Говорухина «Артистка». В этом фильме блестяще сыграла Евгения Добровольская, с которой я восемнадцать лет тому назад работал во МХАТе. Я смотрел и новые работы Сокурова и Никиты Михалкова. Видно, что в российском кино сегодня есть много движения.

– А в польском?

– Мне трудно судить со стороны и беспристрастно, поскольку я – часть этого кинематографа. Есть много молодых, которые делают большие успехи. Несмотря на большое влияние американского кинематографа и обилие неудачных подражательных картин, которых вы, к счастью, не видите, есть и талантливые работы.

– Ваша картина «Черное солнце» рассказывает о природе зла. Однако оставляет открытым вопрос: изначально ли присутствует зло в человеке или приходит извне?

– Вы знаете, человек его приглашает. Человек старается не думать об этом, а думать об этом нужно. Разделение зла и добра необходимо для существования человека. Мы живем в нравственном беспорядке. Общество подменило потребность в справедливости требованием юридической законности. Кроме того, общество заботится о том, чтобы зло не повторилось, забывая, что ненаказанное зло остается жить... В картине есть важная для меня фраза: «Прощение возможно, пока существует надежда». А с другой стороны, мне хотелось рассказать в этой картине о такой любви, которая стала анахронизмом. Потому что истинная любовь исчезает. Сегодня самая устаревшая пьеса Шекспира – это «Ромео и Джульетта». Потому что сегодня Ромео рассуждает так: «Ну что же, Джульетта умерла. Можно поплакать и найти другую девушку». Все стало таким легким! Я же хотел рассказать о людях, которые не могут жить в этой легкости, и для которых потеря человека – это потеря жизни. Это – исчезающий элемент культуры. И я горд тем, что мой фильм анахроничен. Кто-то должен напомнить о достоинствах такой любви, которая может поменять всю жизнь.

– Почему в ваших картинах счастье, как правило, заканчивается катастрофой?

– Потому что это закон. Мы не можем быть счастливы на этой Земле. Счастье – не в этой жизни.

– Как католическая церковь отнеслась к тому, что в финале ваша героиня решается на самоубийство? Ведь ее возлюбленный убит, и ничто в этом мире ее больше не держит…

– Вы знаете, я сам не согласен с решением моей героини. И я изменил сценарий, оставив ей маленькую щель для спасения. Она хотела убить себя, но все-таки в последний момент перед этим погибла не от своей руки, а от несчастного случая. Таким образом, я дал ей возможность встретиться со своим возлюбленным на небесах. В противном случае она бы не спаслась. Что касается отношения католической церкви к самоубийству, то оно высказано в картине и ничем не отличается от православного отношения к этому.

shadow – В польских фильмах всегда чувствуется, что в вашей стране с почтением относятся к религии. И мне кажется, что в Польше люди живут более сплоченно, чем в других странах.

– Да, вы правы. Польшу действительно объединяет религия. И это не просто мое мнение. Приведу пример из социологических исследований. Там, где люди активно посещают костелы, они активно и в выборах участвуют. Вера, помимо прочего, воспитывает в людях гражданскую, демократическую позицию.


СПРАВКА
Кинорежиссер Кшиштоф ЗАНУССИ родился 17 июля 1939 года в Варшаве. С 1955-го по 1959 год учился на физическом факультете Варшавского университета, с 1959-го по 1962 год – на философском факультете Ягеллонского университета в Кракове. В 1966 году окончил режиссерский факультет Лодзинской киношколы. Дипломная работа Занусси «Смерть провинциала» завоевала многочисленные призы на кинофестивалях в Мангейме («Серебряные Львы»), Венеции, Вальядолиде, Москве. Премьера его первой полнометражной кинокартины «Структура кристалла» (в советском прокате – «Размышление») состоялась в 1969 году на Московском кинофестивале. В качестве режиссера сделал картины «Контракт» (1980), «Год спокойного солнца» (1984), «Люк» (1991), «Касание тишины» (1992), «Брат нашего бога» (1997), «Жизнь, как смертельная болезнь, передающаяся половым путем» (2000), «Дополнение» (2002), «Персона нон грата» (2005). С 1971-го по 1981 год Кшиштоф Занусси был вице-президентом Союза кинематографистов Польши. С 1987 года режиссирует театральные постановки в разных странах мира. В 1974 году был удостоен польской Государственной премии I степени. Кроме этого, отмечен премией «David di Danatello», награжден Кавалерским Крестом Ордена «За Возрождение Польши», орденом «Cavalier de L`Ordere ete Sciences et Lettres» (Франция). В 1998 году удостоен звания почетного доктора ВГИКа. В 2000 году фильм «Жизнь, как смертельная болезнь, передающаяся половым путем» получил Гран-при XXII Московского международного кинофестиваля.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 июня 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: