Главная / Газета 4 Июня 2008 г. 00:00 / Культура

Сонеты любви

В Петербургском Малом драматическом театре поставили лирическую комедию

ОЛЬГА ЕГОШИНА, Санкт-Петербург

Последние десятилетия каждый сезон в МДТ – Театре Европы начинался с предложения труппы поставить комедию. На что худрук театра Лев Додин неизменно отвечал: «Неужели вам кажется, что жизнь настолько лучезарна и легкомысленна?» Наконец-то после трагического спектакля-эпопеи «Жизнь и судьба» по роману Василия Гроссмана Лев Додин обратился к шекспировской комедии «Бесплодные усилия любви». Спектакль получился на редкость изящным и легким, хотя назвать его легкомысленным невозможно.

Любовь заставила героев петь, танцевать и летать по сцене.<br>Фото: ВИКТОР ВАСИЛЬЕВ
Любовь заставила героев петь, танцевать и летать по сцене.
Фото: ВИКТОР ВАСИЛЬЕВ
shadow
Режиссеры часто обращаются с драматургическим текстом как скульпторы с мрамором или деревом. Иногда достаточно добавить несколько акцентов и штрихов. Иногда неудачный напор и неверное направление мысли разбивает материал на непригодные куски. А иногда из знакомого массива текста вдруг выходит как Афродита из пены нечто, чего никто не видел и о существовании чего никто не догадывался. Взяв одну из наиболее редко ставящихся пьес Шекспира «Бесплодные усилия любви», Лев Додин властной рукой высек неузнаваемый художественный текст.

«Бесплодные усилия любви» принадлежит к жанру комедий-«масок», рассчитанных на праздничные придворные представления и украшенных вставными певческими и танцевальными дивертисментами. Отказавшись от радостей жизни, Король Наваррский и его приближенные решили посвятить три года юности наукам вдали от прекрасных женщин. Но приезд французской принцессы и ее фрейлин разрушает вымученные планы новоявленных отшельников. Куртуазные ухаживания с сонетами, маскарадами и увеселениями сменяют строгий пост. И посрамленные лже-отшельники мечтают в финале о брачных венцах. Как свидетельствуют комментаторы, в похождениях Короля Наварры шекспировские современники узнавали взаимоотношения Генриха Наваррского и его француженки-жены Маргариты. Галантная комедия лишена привычного шекспировского динамизма сюжета, ярко вылепленных характеров. Она словно приглашает режиссера из рассыпанных мыслей, блестящих фраз, проброшенных намеков лепить свой сюжет. Лев Додин принял вызов пьесы. Он выбрал жесткий перевод Корнея Чуковского, резко сократил число действующих лиц, отбросил ряд сцен, переосмыслил саму коллизию пьесы. И создал нежный и горький спектакль о том, как рождается любовь, и о том, как она уходит. Мотив любовной тоски, мотив далекой любви, освящающей жизнь, – был одним из важнейших в предыдущей работе Додина – «Жизни и судьбе» по роману Василия Гроссмана. В «Бесплодных усилиях любви» этот же мотив («что б ни случилось на суше, на море или на небе – мне вспомнишься ты») звучит пленительно-забавно и обрывается нотой безнадежности. Отложив привычную романную форму постановок, Лев Додин создал спектакль-сонет, с чеканным переплетением строф и рифм.

Время действия – весна. Дрожит воздух, наполненный песнями (Лев Додин вплел в спектакль отрывки из русских опер и романсов). Скинув платья, усядутся загорать на балюстраду прекрасные французские гостьи. Король и его приближенные в набедренных повязках займутся гимнастикой на свежем воздухе. Сценограф Александр Боровский поставил на сцене дырявые полые колонны – не то стволы старых деревьев, не то парковые украшения, – по которым так удобно лазать, карабкаться и прятаться в них. И также удобно строить мизансцены не по горизонтали, а по вертикали сцены. Юные актеры МДТ выполняют рискованные акробатические трюки с той радостной свободой, как будто получают удовольствие от собственной ловкости и силы.

Весенний воздух полон томлением, пьянит тело, вдруг затосковавшее о свободе. Героям хочется не то лететь, не то бежать. Играющая жизненная сила не дает ни мгновения покоя. Как потом сформулирует Розалина (Елизавета Боярская): «Пришло время любить». Весна сама себе волшебный сок, одурманивающий и молодых, и зрелых. Влюблены молодые Король и его придворные. Но и благородный гидальго Дон Армадо (Игорь Иванов), влюбившись в крестьянку, шатается по парку в одной рубашке, закутавшись в плед, и изливает свои жалобы Купидону-пажу (играет десятилетний Витя Антонов).

Любовные записки путают адресатов и ранят не то сердце.

Апофеозом становится сцена маскарада. Поменявшись драгоценностями с фрейлиной, Принцесса (Дарья Румянцева) флиртует с вельможей Бироном (Алексей Морозов). А Король Наварры (Владимир Селезнев) ухаживает за Розалиной. В излюбленный шекспировский прием переодеваний и подмен Додин вводит важнейший мотив, у Шекспира нигде не встречающийся. Влюбленный в принцессу Король, проведя шалую ночь с фрейлиной Розалиной, при следующей встрече оказывается во власти странного наваждения. Он подходит к Принцессе, а ноги влекут к фрейлине… Он наклоняется поцеловать руку принцессы, а запах кожи Розалины туманит голову. Он рассматривает кисть нежной руки, наклоняется к нежной шее, чтобы ощутить запах – тех самых! – духов…

Любовь, обретенная в темноте и на ощупь, оказывается сильнее любви глаз. Тело оказывается мудрее рассудка. Вопреки долгу и разуму, вопреки расчету и собственным глазам, влюбленные подходят к своим ночным подружкам. Все неправильно, все невозможно, и все так остро счастливы… Принцесса томно склоняет голову на шею Бирона, Король обнимает Розалину.

И тут вестником судьбы прилетает белый почтовый голубь с телеграммой о том, что скончался Король Французский. Кончился праздник. Ушла радость. Мотыльковый любовный дурман рассеялся. Наступили будни хмурого долга. Приближенный Принцессы, седовласый дядька-опекун Бойе (Александр Завьялов) грустно итожит праздник. Как пелось в старой песенке: «Все прошло, прошло, прошло».

Опубликовано в номере «НИ» от 4 июня 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: