Главная / Газета 28 Мая 2008 г. 00:00 / Культура

Актер Валерий Баринов

«Я трачу не время, а жизнь»

ВЕСТА БОРОВИКОВА

В Шереметьевском дворце в Останкино заканчивается московский период съемок исторической драмы «Кромовъ», одну из ролей в которой играет народный артист России Валерий БАРИНОВ. Пока Валерий Александрович воспроизводит на съемочной площадке баталии столетней давности, театральное сообщество обсуждает другую новость, связанную с Бариновым. Не менее революционную и гораздо более свежую: недавно он ушел из труппы Малого театра. О причинах такого шага и о трудностях выбора между спектаклями, антрепризами и кино он рассказал «Новым Известиям».

Фото: ИТАР-ТАСС. МАКСИМ ШЕМЕТОВ
Фото: ИТАР-ТАСС. МАКСИМ ШЕМЕТОВ
shadow
– В фильме «Кромовъ» действие разворачивается на фоне исторических событий 1917 года. На чьей стороне были бы ваши симпатии, если бы вы жили во времена революции? Под каким флагом были бы вы – под Андреевским или под красным?

– В истории все так перемешано, что на этот вопрос сложно ответить. Сам я крестьянского происхождения, правда, из дворовых крестьян, и во мне, вероятно, много дворянской крови. Но мне всегда были симпатичны люди, верные долгу и присяге. На ваш вопрос вообще нельзя ответить однозначно. Никто тогда не знал, на чьей он стороне. Вспомните недавние события, ведь мы пережили революцию, может быть, гораздо более страшную, чем та, которая была в 1917 году. Вы точно знали, на чьей вы стороне? Я, например, не знал. Я даже не понимал значимости происходящих событий. Так и тогда… Это потом, в произведениях искусства, произошло разделение. На сволочей и нет. На мой взгляд, в крутые моменты истории самое главное – остаться верным своим принципам порядочности и чести.

– Вы играете в основном сильных героев. В чем слабость такого типа людей?

– Они теряются, когда у них отбирают дело. Они становятся слабыми, ранимыми, мнительными и закомплексованными. Я сам такой. Я очень много работаю, и меня все время спрашивают: «Когда ты будешь отдыхать?» А для меня отдых – в работе. Даже отдыхая, люблю делать что-то руками. Люблю столярные работы.

– Вы, судя по вашей биографии, очень прихотливо выбирали театры.

– Нет, я не выбирал театры. Всегда выбирали меня, поступали предложения.

– Ваш уход из Малого был доброволен?

– Совершенно. Никто меня оттуда не выгонял, и даже, напротив, оставляли. Но так сложилась ситуация, что я должен был уйти. Я очень не люблю, когда мне наступают на хвост. Как только это происходит, я, как ящерица, отбрасываю этот хвост и уползаю.

– Вы «уползли» к хорошим режиссерам.

– Да. Я ушел к Генриетте Яновской и Каме Гинкасу. Но Малый театр и сейчас считаю своим домом. Из которого я ушел. Это похоже на развод.

– Не жалеете о разводе?

– Сейчас уже поздно жалеть.

– Вам есть чем заменить Малый?

– Я очень много работаю в театрах. И не только в театрах. Мое время расписано по часам. Это актерское счастье, но в то же время и человеческая беда. А заменить Малый театр, я думаю, нечем и некем. Даже если вы расстаетесь с любимой женщиной и у вас появляется другая жена, это не замена.

– Как актер Баринов-старший относится к актеру Баринову-младшему?

– Очень придирчиво. Очень. Я несколько раз с ним снимался, играл спектакли. Это были самые трудные моменты, потому что я больше следил за ним, чем играл сам. Что касается его последних работ, то он работает все лучше и лучше. Вообще его время еще впереди. Он не из тех, кто начинает с семнадцати лет. Сейчас набирает свою силу – и актерскую, и мужскую, ему 33.

– Какие из своих работ вы считаете лучшими?

– Мне очень трудно выбрать. Душа моя отдыхает на «Скрипке Ротшильда», я с нетерпением жду, когда буду ее играть. Но у меня никогда не было такой физической нагрузки, как в этом спектакле. Что касается кино, то в последней работе Ларисы Садиловой я сам себя удивил. У меня было ощущение, что это играю не я, а кто-то играет меня. Я так играть, как играет там актер, не умею. Я играю всегда по-другому.

– Такова сила роли?

– Нет. Я думаю, это больше заслуга режиссера, чем моя. Я до сих пор считаю, что картина «Ничего личного» была лучшей из всех снятых в прошлом году в России. Хотя не все критики это поняли, ну и Бог с ними. Это их беда.

– В ближайшее время театральные премьеры у вас ожидаются?

– К великому сожалению, нет. Мне уже много лет, и я не могу играть все, что мне предлагают в театре. Может быть, в этом была одна из причин моего ухода из Малого. Понимаете, я уже трачу не время, я уже трачу жизнь. И поэтому я играю только то, что мне может показаться очень интересным. Например, вот сейчас я ввожусь в спектакль «Черный монах» режиссера Камы Гинкаса в ТЮЗе. И это мне доставляет колоссальное удовольствие: работать с Маковецким, с Ясуловичем, с замечательными партнерами, с молодой актрисой Викой Верберг. Для меня сейчас театр превратился только в получение удовольствия от профессии. Я намеренно не говорю о финансовой стороне, потому что мне достаточно тех денег, которые я зарабатываю в кино.

– А на что сейчас вы с удовольствием, без всякого сожаления тратите свою жизнь?

– Я называю такие вопросы ночными. Когда ночью ты открываешь глаза и говоришь себе: «Тебе уже 60 лет. А, собственно, зачем это все?» На эти ночные вопросы ответить трудно. С наслаждением я трачу свою жизнь на те занятия, от которых получаю удовольствие.

– Если бы у вас был шанс все переиграть?

– Я ничего бы не поменял в своей жизни. В общем, все прошло так, как нужно. За исключением нескольких мелочей. Я бы раньше начал учить язык. Больше занимался своим музыкальным образованием. Я пришел в искусство человеком, достаточно девственным. Наше школьное деревенское воспитание давало мало представления о том, что такое искусство. И в первые годы учебы я насыщал себя книгами. А музыкальной культуры мне не хватает. Музыку я могу ощущать, но не до конца. У французов есть замечательная поговорка: «Если бы молодость знала, если бы старость могла».

– Кстати, о французах. Говорят, вы расширяете свою кинобиографию и собираетесь сниматься во французском кинофильме?

– Да. Сейчас поеду туда на съемки на три месяца. Это чисто французское кино, но дело происходит в Москве и в России, и снимаются русские актеры. Что за проект, я пока говорить не буду.

– Вы не так давно были в жюри театральной премии «Золотая маска»…

– Я согласился на это для того, чтобы понять и оценить то, что сейчас происходит в театре. Как зритель я не имею такой роскоши – свободного времени, чтобы пойти и посмотреть спектакль, даже если он интересный. А тут вынужден был по долгу службы, что называется, отсмотреть все представленные на «Маску» спектакли и очень остался доволен тем, что сходил на них. Не могу сказать, что мне понравилось все, что происходит сейчас в театре, но многое понравилось. И мне ужасно захотелось репетировать опять-таки в чем-нибудь хорошем.

– Вы в целом согласны с выбором жюри?

– Ну, раз жюри уже сделало выбор, я согласен. Единственное, что мне не понравилось, это то, что «Маску» могли получить только те, кто был номинирован экспертной комиссией. А я бы, может быть, дал ее тем, кого не отобрала эта комиссия. Хотя ряд спектаклей, отобранный ею, мне очень понравился – и «Самое важное», где играют Ксения и Полина Кутеповы, и «Счастливая Москва» Карбаускаса. Мне не очень понравилась «Гроза», получившая «Маску». Многое там непонятно. Вообще в том, что я сейчас увидел в театре, мне не хватило театра атмосферы. Театр атмосферы ушел. А это главное чудо. Поймите: театр умирает, родившись. Не может быть двух одинаковых спектаклей. Назавтра можно пригласить тех же зрителей и играть ту же пьесу – и это будет другой спектакль. В этом вся прелесть театра. А меня все время хотели удивить. То кровью. То пописают в Волгу. То нарисуют трахающихся слонов на спине у артиста. Для меня это все как компьютерные пули. Они вызывают улыбку, но никак не сострадание. А искусство, кроме удивления, должно вызывать сострадание. И только тогда оно чему-то может научить.


СПРАВКА

Актер Валерий БАРИНОВ родился 27 ноября 1945 года в деревне Жилино Орловской области. В 1968 году окончил Высшее театральное училище имени М.С.Щепкина в Москве и был принят в Ленинградский театр имени А.С.Пушкина. В 1974 году переехал в Москву и по 1988 год работал в труппе Центрального театра Советской Армии. В 1988–1991 годах – актер Театра имени А.С.Пушкина. С 1992 года – актер Малого театра. В кино дебютировал в 1968 году в картине Игоря Добролюбова «Шаги по земле». Сейчас на его счету около 60 картин и сериалов, среди которых «Строговы» (1976), «Родник» (1981), «Красные колокола» (1982), «Вишнёвый омут» (1985), «Петербургские тайны» (1995), «Водитель для Веры» (2004), «День выборов» (2007), «Самый лучший фильм» (2007). Много снимается в телесериалах: «Досье детектива Дубровского» (1999), «Империя под ударом» (2000), «Третьего не дано» (2000), «След оборотня» (2001), «Грехи отцов» (2004), «Кадетство» (2006–2007). Работает на радио. Лауреат международной премии имени К.С.Станиславского (за театральную работу, 2004). Народный артист России (1999).

Опубликовано в номере «НИ» от 28 мая 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: