Главная / Газета 16 Мая 2008 г. 00:00 / Культура

Лепота и слепота на Круазетт

Корреспондент «НИ» передает с церемонии открытия Каннского кинофестиваля

ЕВГЕНИЯ ТИРДАТОВА, Канны

Поздним вечером накануне открытия фестиваля Канны, казалось, просто вымерли, но уже на следующее утро здесь творилось настоящее вавилонское столпотворение. По красной дорожке прошествовали Джулианна Мур, Марк Руффало, Дэнни Гловер и Гаэл Гарсия Берналь. На «подиуме» каннской лестницы появились наряды от всех знаменитых кутюрье. Иногда в них узнавались весьма важные персоны.

Несмотря на невеселые фильмы, звезды радовались открытию фестиваля.<br>Фото: AP. MATT SAYLES
Несмотря на невеселые фильмы, звезды радовались открытию фестиваля.
Фото: AP. MATT SAYLES
shadow
Для первого каннского дня была характерной такая картина. Вначале на большом экране появились бежевые рукава. Огромные, как крылья. Потом обнаружилась огромная дыра в середине платья (трудно назвать декольте то, что ниже места обычного декольте). И лишь потом камера перешла на лицо, которое оказалось лицом Фэй Данауэй. Так официальные фестивальные фотографы представили знаменитую американскую актрису.

Тим Рот с плохо промытыми волосами (на самом деле здесь, наверное, долго трудился эксклюзивный стилист) промчался по лестнице как вихрь с маленькой Хеленой Бонам-Картер. Поднялись по лестнице Орнелла Мути, Дастин Хоффман, жюри во главе с Шоном Пенном, который до этого на пресс-конференции сказал, что «судить будет строго, но справедливо...».

Главная декорация на набережной Круазетт – гигантские щиты на самом большом отеле «Карлтон» и вход в него в форме пещеры – посвящена славному Индиане Джонсу. Премьеры нового «Индианы Джонса» в присутствии Стивена Спилберга и Харрисона Форда даже самые артхаусно настроенные фестивальщики ждут с огромным нетерпением.

Словом, Каннский кинофестиваль многое себе может позволить, в том числе и необычное начало. Картиной открытия стала не американская и не французская зрелищная лента, что было бы вполне ожидаемо. Фильм открытия – «Слепота» по книге Жозе Сарамаго сделан бразильским режиссером Фернандо Мейрельесом (известность ему принесла картина «Город бога»). А первым «рядовым» фильмом конкурса стала анимационная израильская картина Арии Фольмана «Вальс с Баширом».

Но дело не только в географии, дело в содержании. Нужно обладать достаточной смелостью и уверенностью, чтобы открыть фестиваль на столь депрессивной ноте. «Слепота» – картина сильная, драматичная, метафорическая, философская, с политическим контекстом. Внезапная эпидемия слепоты охватила современный мегаполис. Зрячей осталась лишь жена (Джулианна Мур) доктора (Марк Руффало), пытавшегося лечить первых заболевших. Больные помещены в огромный изолятор, который охраняется, как тюрьма. Шаг в сторону – тебя убивают. «Слепота», естественно, метафора слепоты, которая охватила сегодня весь мир. Куда идти? Как двигаться? Кто ведомый и кто ведущий?

Фильм начинается с сумасшедшего трафика, в который попадают люди, – проблема, которая нам, так же, как и всему миру, теперь хорошо известна. Дорожная пробка – это тупик, в котором оказалась цивилизация. В фильме слепые группками тянутся за единственной зрячей, у которой нет ответа ни на один вопрос.

Изолировать, забыть (ситуация легко переносится на СПИД) – таково отношение общества к больным. Они выбираются, в конце концов, наружу. «Вы свободны!» – говорит героиня Джулианны Мур. Но что такое свобода для слепых? Только для того, чтобы понять, что на свете не осталось ни одного здорового и что выжившие слепые дерутся, как собаки за кусок хлеба, который удается где-то достать. Люди вернулись в первобытное состояние. Остался только инстинкт выживания, но в отличие от первобытных людей эти, развращенные цивилизацией, не могут ничего. Природа истощена, остается питаться падалью.

shadow Следом за слепыми по каннскому экрану проскакали двадцать шесть разъяренных анимационных псов из мультфильма «Вальс с Баширом». Причем псов настолько выразительных и жутких, что от них захотелось куда-то убежать (совсем как во времена люмьеровского поезда, вызвавшего панику в зрительном зале). Псы мчались прямо на зрителей, разевая страшные пасти и рыча, чтобы отомстить за своих братьев – разорвать в клочья бывшего солдата израильской армии, который не мог стрелять в людей, а потому его отправили расстрелять их охранников – псов. Их было ровно 26. С тех пор мрачные видения, которые связаны с реальными ужасами войны, навещают по ночам бывшего солдата.

В такой довольно мрачной тональности начался праздник кино на Ривьере. Пока бросается в глаза разница в настроениях на экране и на красной дорожке. Впереди полторы недели кинопросмотров и светских тусовок. Россия, напомним, в конкурс не попала, зато Канны пообещали помочь с помпой отпраздновать на французской земле столетие российского кино.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 мая 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: