Главная / Газета 16 Мая 2008 г. 00:00 / Культура

Поп-певец Дима Билан

«Я уже «подсел» на «Евровидение»

БОРИС БАБАНОВ

Во вторник в Белграде стартует очередной песенный конкурс «Евровидение». Неутомимый Дима БИЛАН, представляющий на поп-конкурсе Россию уже во второй раз, должен будет пройти через полуфинальное отборочное сито. Однако сомнений в том, что он окажется в финале, почти ни у кого нет. Более того, многие небезосновательно считают Билана главным фаворитом «Евровидения-2008». Белград увешан билбордами с изображением российской звезды, а сам он с утра до ночи репетирует в сербской столице свое трехминутное шоу с участием фигуриста Евгения Плющенко и скрипача и композитора Эдвина Мартона. Накануне музыкального конкурса «Новым Известиям» удалось дозвониться до Димы Билана.

shadow
– Как вас встретила Сербия?

– О, прекрасно, просто здорово! Знаете, как меня тут называют? Славянский брат. Мне это лестно и приятно. Тем более что я в Белграде, да и вообще в Сербии, впервые. Белград – город просто замечательный, я уже успел его осмотреть. Это один из самых красивых городов, которые я видел. Очень строгий… И знаете, что удивительно – он абсолютно своеобразный, ни на какой другой не похож. Ни на какой!

– Наверное, так можно сказать о каждом городе…

– Нет, совсем нет. Я все-таки очень много уже видел мест на Земле, один Стамбул чего стоит!.. И могу сказать, что очень многие города имеют между собой какое-то сходство.
Во всяком случае, мне так кажется. Вот в Майами чувствуешь себя порой, как на Кубе, а в Брюсселе – как в Лондоне. В Белграде же очень специфическая архитектура, разве что чуть-чуть напоминает Бухарест.

– А как сербы?

– А вот сербы как раз похожи.

– На кого?

– На нас и похожи. Правда. Такие же симпатичные, деликатные и… холодные.

– Это русские-то холодные?!.

– В хорошем смысле – выдержанные и внутрь смотрящие.

– Так вас тут за серба принимают?

– Ой, меня, знаете, везде за своего принимают. В Лос-Анджелесе принимают за испанца, ну, или за латиноамериканца, обращаются на испанском языке. В Греции был – за грека принимали. И так повсюду. Но вообще-то мне больше всего нравиться быть тем, кем я являюсь.

– То есть русским?

– Русским?.. М-да. Правда, вот только в России принимают за эдакого «русского афроамериканца»…

– А «Евровидением» в Сербии интересуются?

– О, еще как!

– А все же вам не кажется, что этот конкурс сегодня более всего интересен России, ну и, может быть, еще другим странам бывшего СССР, а Европа к «Евровидению» уже охладела?

– Совсем не кажется. Есть много конкурсов – Bella voce в Италии, в Америке есть состязания, есть, наконец, наш конкурс Чайковского – но это все классика, а вот из эстрадных – это все же прежде всего «Евровидение». Да и какая огромная аудитория! Просто для нас, для России, «Евровидение» действительно состязание какое-то намоленное. Все время стремление взять, наконец, это препятствие, потому что ведь русскому человеку все по плечу. Потом это же и такой конкурс, который позволяет кому-то вырваться вперед, и весьма основательно вырваться, сделать себе имя… Но у каждого, разумеется, своя цель: для кого-то это последняя инстанция, а для кого-то просто дальнейшее развитие.

– А для вас?

– Для меня как раз второе. Все-таки основное – это музыка, правда?

– Но если победите, больше не поедете?

– Если я стану победителем, то не поеду. А если нет – ну, что же, все равно история уже состоялась. Нашим выступлением с Евгением Плющенко и с Эдвином Мартоном мы постарались как-то привлечь внимание к проблеме веры в себя, очень актуальной в наши дни. Да и на «Евровидении» жизнь-то не заканчивается…

– Но это веха в вашей жизни?

– Я бы сказал, что это какая-то такая хорошая бодрая финальная точка. А вообще-то я, честно говоря, уже «подсел» на «Евровидение».

– Судя по тому, что вы заблаговременно приехали в Белград, готовитесь к выступлению очень основательно?

– Да, это правда. Как прилетел в Белград – сразу же на репетицию. Ее пропускать категорически нельзя. Вот сейчас сижу придумываю последние интересности для нашего шоу.

– Почему вы выбрали именно композицию Believe?

– Тут все сошлось. И высокий балл во время отбора в России, а потом, посмотрите, какой сейчас высокий интерес к Believe, а сколько у песни поклонников, уже пародий сколько…

– Как оцениваете зал, где будете выступать?

– Хороший зал. 20 тысяч мест, новый, его закончили строить всего семь лет тому назад.

– Ну а что же будет после бодрой финальной точки? Может быть, пора уже и книгу написать, в театре сыграть, да и в кино свои силы попробовать? Вы уже работали с Андреем Кончаловским.

– Книгу я готовлю…

shadow – Мемуары?

– Да нет, сказку такую, но основанную и на личных переживаниях, конечно. Что касается кино, то есть уже и сценарий – какой, что и как, пока говорить не могу. Но это не Андрея Сергеевича фильм, с ним пока планов нет.

– Но роль-то главная?

– Роль?.. Да, роль – главная. В театре тоже, кстати, есть планы.

– У вас ведь еще и хозяйство имеется, в Ставрополе, кажется. Может, пора уже и латифундистом-помещиком становиться?

– О, эта история уже закрылась, да и я пока еще как-то для этого не очень готов, не хочу быть помещиком.

– А как дела в личном плане?

– Сейчас об этом мне и думать, и говорить не очень-то хочется, сейчас все мысли о «Евровидении».

– Но ваша подруга Лена Кулецкая все же приедет в Белград?

– Обязательно.

– Осталось всего несколько дней. Нервничаете?

– Ну, есть же мощная поддержка, это мои друзья, моя публика. Это – самое главное, и, поверьте, я не лукавлю. Слушатели – главная поддержка, в том числе и психологическая. Хотя выкладываться, работать надо всегда на все сто, как говорится. Будет иначе – не будет результата, того, который ждешь, лучшего результата.

– А на практике что помогает – спорт, йога, экстрасенсы?..

– К йоге я только сейчас подступаюсь и, кажется, займусь ею нешуточно. Две книги вот уже купил на эту тему. Но пока для меня все же главное – вода. Она снимает весь негатив и дает массу положительных эмоций. Где бы я ни был – обязательно иду в бассейн. Недаром ведь в воде и жизнь зародилась, как известно. Так что всем советую.

– И сидите на диете?

– Ну, «тяжелой» еды не ем. Но диета – нет, это у меня не диета, конечно, но ем в основном рыбку. Это связано с тем, что тут недавно в ресторане – в хорошем, в дорогом – заказал мясо, мне его принесли, а дело было днем, и солнце так ярко светило, а я еще и на летней террасе сидел: посмотрел на все эти прожилки и…как-то мне стало не по себе, нехорошо стало… Не обращали внимание на такое мясо?

– Теперь, наверное, буду обращать… А вот ходят слухи, что Виктор Батурин, бывший муж вашего продюсера Рудковской, на вас в Белграде охоту объявил, разбойников каких-то даже нанял?..

– Пока ничего такого не было, никто не нападал.

– А у вас вообще кого больше – друзей или врагов?

– Вначале всегда больше друзей, потом появляются и враги. Мне вообще по душе люди прямые. Люди, которые, как и я, всегда смотрят вперед, идут вперед и умеют держать удар. А приспособленцев я не люблю.

– А все эти скандалы, которые то и дело вокруг вас и Яны Рудковской возникают, вам не мешают?

– Ну, я же сказал, что умею держать удар, а потом я ведь знаю правду, знаю, как все обстоит на самом деле. И вот это-то, пожалуй, и есть самое главное.

– В Интернете много времени проводите?

– Ой, Интернет – это такая особого рода зараза, причем узаконенная, в которой можно прожить всю свою жизнь – разве нет?.. Можно и образование получить, и даже личную жизнь устроить, скоро вот и запахи будут по Инету присылать. Правда, никогда нельзя понять, где правда, а где, наоборот.

– А вы часто сидите в Сети?

– Я сижу даже здесь, в Белграде, хотя свободного времени очень мало, но сижу. А что делать? Ведь порой можно такое прочитать про себя самого и даже увидеть фотографии, о которых ты и не догадывался вовсе.

– Многие не только в России, но и в Белграде считают, что вы победите. И тогда к вашим многочисленным званиям и титулам добавится еще один. Как не вознестись от такой славы, как не возгордиться?

– А что такое слава?.. Слава – это оценка того, что ты сделал, того, чего ты достиг. Хотя, конечно, не стоит реагировать на всякое свое появление в телевизоре. Я-то вообще очень редко смотрю телевизор. Люблю погулять по лесу с отключенным телефоном, провести время с друзьями, люблю собирать старые вещи, просто отдохнуть – у артиста, и тут уж ничего не поделаешь, выходных-то не бывает. Никогда.

– А в чем секрет вашего успеха?

– Мой ответ будет перекликаться с вопросом про опьянение славой. Я воспринимаю жизнь не только в ее приятных моментах, но и в трагических тоже – а их ведь много бывает. Я отношусь к жизни эмоционально и люблю быть честным. Это, наверное, главное.


СПРАВКА

Певец Дима БИЛАН (по паспорту Виктор Белан) родился 24 декабря 1981 года в городе Усть-Джегута Карачаево-Черкесии. Через год его семья переехала в Набережные Челны (Татарстан). Когда ему было шесть лет, семья перебралась в Кабардино-Балкарию. Учился по классу аккордеона в музыкальной школе. После школы поступил в Гнесинское училище в Москве, которое окончил в 2003 году и поступил в ГИТИС. На третьем курсе Гнесинки познакомился с продюсером Юрием Айзеншписом. В 2002 году клип на песню «Я ночной хулиган» сделал Билана известным на всю страну. С тех пор вышло четыре альбома, в том числе англоязычный Never Let You Go. В 2006 году на конкурсе «Евровидение» Дима Билан занял второе место. На следующей неделе он вновь будет представлять Россию на песенном конкурсе в Белграде. Заслуженный артист Кабардино-Балкарии (2006), Чечни (2007) и Ингушетии (2007).

Опубликовано в номере «НИ» от 16 мая 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: