Главная / Газета 15 Мая 2008 г. 00:00 / Культура

Сергей Филин:

«Танцевать в одном театре и руководить другим – нереально»

БОРИС БАБАНОВ

В России завершается балетный сезон, ставший громким не столько благодаря эффектным премьерам, сколько благодаря всевозможным кадровым перестановкам в главных труппах страны. Сергей ФИЛИН, премьер ГАБТа, исполнитель ведущего балетного репертуара в главном театре страны, а теперь еще и худрук балета Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, рассказал «НИ» о ситуации в современном балетном мире.

Сергей Филин стал одним из заметных участников недавнего бенефиса Цискаридзе (на фото – в паре со Светланой Лунькиной).<br>Фото: ИТАР-ТАСС. АЛЕКСАНДР КУРОВ
Сергей Филин стал одним из заметных участников недавнего бенефиса Цискаридзе (на фото – в паре со Светланой Лунькиной).
Фото: ИТАР-ТАСС. АЛЕКСАНДР КУРОВ
shadow
– Почти одновременно сменились балетные руководители в Мариинке (ушел Махар Вазиев), в Большом, в театре Станиславского, в Михайловском (пришел Олег Виноградов). Что это значит?

– Я сам задавался этим вопросом… Некий знак, думаю, а к чему это приведет – время покажет. Мудрецы, задумавшие такое, имеют определенную задачу.

– Подмостки Большого придется оставить?

– Нет. Хотя в июле у меня будет закончен «срок годности» в Большом театре. Двадцать продуктивных, интересных лет, самый важный этап жизни. Эпоха Григоровича сменилась эпохой Васильева, потом были другие периоды…

– Вы будете танцевать в Большом и руководить труппой в театре Станиславского. Это хорошо?

– Это две разные профессии.

– Но мы знаем такие примеры – И Нуреев в «Гранд-Опера», и Ратманский, и Малахов сегодня в Берлине, все это удачно…

– Если я был бы артистом и руководителем одного и того же театра, то, думаю, это было бы интересно и коллективу, и руководителю. Малахов – лицо всей компании, и, выходя на сцену, он ведет весь коллектив. Он – абсолютно признанная мировая звезда балета. Благодаря ему, коллектив имеет лицо, популярность, зрительский успех. Он является абсолютным балетным лидером, без которого трудно представить Берлинский балет. И удачно совмещает свое творчество с руководящей должностью, так как находится внутри ситуации и может ее контролировать. Со мною же произошла другая ситуация.
Я – премьер Большого театра и продолжать выступать на сцене этого театра, а руководить другим – это, я думаю, не совсем правильно. Занимать две разные профессии одному человеку в один день – нереально. Для того чтобы моими партнершами были звезды, необходимо находить время и репетировать. Прима-балерина требует к себе особого внимания: выписывает удобное время себе и мне, несмотря на занимаемое положение, как партнеру, надо подстраиваться. Все это и многое другое соответствует планке Большого и требует огромных физических нагрузок. А потому руководство театром Станиславского как бы должно отойти на второй план. Но здесь-то тоже есть свои звезды, свои артисты, традиции, есть добрая атмосфера в коллективе, заложенная годами, и я, как худрук, должен дать им возможность раскрыться. Нуреев, Малахов, придя в театр, привели и своего зрителя. А мне прийти сюда и стать главным исполнителем: «Сейчас как здесь затанцую, и у вас все будет хорошо! И зритель пойдет, и все оживет!»?.. У меня совсем иная задача, и ситуация другая.

– Какая же у вас главная задача?

– Восстановить в большем объеме репертуар, необходимый для узнавания лица театра, но отсутствовавший в связи с длительной реконструкцией. Это и яркие спектакли, поставленные покойным Дмитрием Брянцевым, и премьерные постановки…

– А какова сегодня ситуация в Большом? Что означают все эти многочисленные руководители балета – Бурлака, Григорович, да ведь и Ратманский еще остается?..

– Ситуация интересна даже для меня. Несколько пока запутано все, и непонятно, как все будет дальше. Григорович будет контролировать новые вводы, вносить изменения в хореографию, то есть сохранять свои спектакли. Ратманский, возможно, осуществит задуманные им постановки. Ну а Бурлака, как худрук, должен правильно распределить время, спектакли и дать возможность людям находиться на своих местах и определять лицо театра.

– Почему Ратманский все же решил уйти?

– Думаю, что ему непросто было принять такое решение, ибо он – талантливый хореограф. Но выбор – правильный. Теперь он будет работать в разных театрах мира.

– Правда ли, что хотели назначить «главным по балету» Николая Цискаридзе?

– Думаю, что Николай уже созрел для этой роли, и желание такое у него есть. Но большей информации я не имею. Хотя, если бы выбор пал на Цискаридзе, то он бы справился. И театр получил бы нового зрителя, и в большем количестве – тех, кто сегодня не ходит в театр, кто готов платить деньги. Но это был бы другой зритель, который любит Цискаридзе как звезду. Поэтому политически назначение сыграло бы положительную роль. И энергия у Николая есть, и внутренняя подготовка для такой должности. Но не всегда все зависит от нашего желания.

– Не будет ли драки, когда в Большом сразу три руководителя?

– Надеюсь, что все будет сбалансировано.

– Большой все же откроют в 2009-м?

– Мое мнение – не раньше 2011 года. Глядя на те работы, которые там происходят, думаю, что не раньше.


СПРАВКА

Танцовщик Сергей ФИЛИН родился 27 октября 1970 года. Танцами стал заниматься в семилетнем возрасте в ансамбле имени Локтева. Тогда же снялся в фильме «Солнце в авоське». В 1988 году окончил Московское хореографическом училище и был принят в балетную труппу Большого театра, где танцевал в «Лебедином озере», «Жизели», «Баядерке», «Ромео и Джульетте», «Светлом ручье», «Раймонде». За партию принца Дезире в балете «Спящая красавица» в 1994 году награжден призом «Бенуа де ля данс». Гастролировал в Великобритании, Португалии, Турции, Японии, США, Бразилии, Венгрии и многих других странах мира. Лауреат «Золотой маски» (2004). Народный артист России (2001).

Опубликовано в номере «НИ» от 15 мая 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: