Главная / Газета 23 Апреля 2008 г. 00:00 / Культура

Планета нелюдей

На выставке в Москве показали, что может произойти с цивилизацией

ДАРЬЯ РЕШЕТКО

Группа американских и немецких художников сорвала с нашей жизни красивую оболочку и представила современный мир в невыгодном свете. Экспонаты на выставке Bad planet демонстрируют абсурдность мира и угрозу вырождения цивилизации. По мысли художников, жизнь, основанная на эгоизме и прикрытая гламуром, превращает среду обитания в бессмысленное скопище мусора.

Экспонаты Bad planet демонстрируют угрозу вырождения человечества.<br>Фото: ИТАР-ТАСС. ИГОРЬ КУБЕДИНОВ
Экспонаты Bad planet демонстрируют угрозу вырождения человечества.
Фото: ИТАР-ТАСС. ИГОРЬ КУБЕДИНОВ
shadow
На выставке представлены художественные артефакты, которые должны объяснить зрителю болезненность и противоречия нынешнего поколения. Например, американец Джон Миллер на золоченом барельефе изобразил оружие, части тела и деньги, словно замешенные в огромный драгоценный слиток. Между предметами, как ни странно, вклинились полуживые рыбы, им, вероятно, предписано символизировать вездесущую охоту за наживой.

Страшные слепки с двух фигур, похожих на трупы, создал немецкий скульптор Джонатан Миз, назвав работу «Не зовите нас, мы позовем сами». Здесь же представлен и тот, кто зовет сам – образ страшного существа. Это чудище приставило пистолет к затылку стоящей на коленях жертвы. На расстоянии кажется, что оба изваяния покрыты не бронзой, а черепашьими панцирями и поэтому напоминают то ли обгоревших в пламени людей, то ли фантастических монстров. На «теле» того, кто угрожает, высечены немецкие слова «жизнеспособность» и «инстинкт», а высунутый язык жертвы по-английски кричит о том, что «нет прощения». Его голова уже пострадала от человеческого безумия. Продырявившая затылок пуля словно раздвоилась в черепе и вылетела двумя кусками сквозь глаза.

Абсурдная настенная композиция Андреаса Слонимского представляет собой запаянные в прозрачный контейнер предметы. Тем самым художник выражает свое сомнительное отношение к человеческому вещизму. Молоток, гвоздь и массивный след от ботинка на осенних листьях – не это ли мы оставим после себя? Трагически воспринимает мир и художница Сара Морис: на большом плакате она ярко-оранжевым шрифтом написала слово TRAGIC. Издалека эта надпись напоминает рекламный слоган или название глянцевого журнала – ярко, броско, заметно. Но веселое сочетание цветов свидетельствует вовсе не о празднике жизни. Каждый ребенок знает, что чем ярче замажешь неудавшийся рисунок, тем меньше будут проступать на поверхность ненужные контуры. Так, вероятно, и с трагичностью нашего существования, кричащей где-то там, глубоко, под цветными флуоресцентными вывесками.

Давид Лашапель, ненароком отсылая то ли к «Страшному суду» да Винчи, то ли к гибели Помпеи, изображает на широкой полукартине-полуфотографии некое подобие современного крушения мира (работа называется «Потоп»). Глянцевые люди с силиконовой кожей ищут спасения среди вещей, которым они некогда посвятили свои жизни. Однако компьютеры, дорогие машины, мобильные телефоны, спутниковые тарелки и туфли Gucci отказываются внимать мольбам. Они тонут в бурном потоке вместе с вывесками популярных ночных клубов, за которые отчаянно хватаются голые люди. При этом они не расстаются с гамбургерами и кроссовками.

Неудивительно, что искусственная цивилизация способна создать такое же ненастоящее солнце – эту звезду будущего. Райан МакГиннес изображает ее в виде разноцветных, смыкающихся в круги «серпантиновых» вензелей. Пестрое желтое полотно призвано освещать основной экспонат, собственно, давший название выставке и завершающий жутковатое пророчество современных художников. Глянцевое солнце, впитавшее в себя бессмысленные результаты глянцевого существования, очевидно, не в состоянии излучать животворную энергию – и вот перед нами макет земного шара, созданный Рокси Пэйном в качестве прообраза будущей планеты. Продолжив стремления предыдущего поколения к внешней красоте, люди тем самым погубили само место своего обитания и, вероятно, либо исчезли совсем, либо открыли для себя другие миры. Земля покрылась толстым слоем грязи и стала больше похожа на окрашенную в коричневый цвет Луну. Испарились и сменились мелкими лужами океаны и моря, материки слились в обширные комья из неприятной вязкой массы, да и названия у планеты словно не осталось – «плохая», противная, мерзкая, и всё тут.

Опубликовано в номере «НИ» от 23 апреля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: