Главная / Газета 31 Марта 2008 г. 00:00 / Культура

Генеральный директор УК «КАРО Фильм» Игорь Ильчук:

«В наших кинотеатрах школьники делают уроки» (видео)

Записала Веста БОРОВИКОВА

Поход в кино был и остается одним из излюбленных способов провести время. Но за последние пару десятилетий кинотеатры преобразились до неузнаваемости. Плохо проветриваемые кинозалы с жесткими стульями и мутным изображением на экране ушли в прошлое. Теперь в моде мягкие кресла, кола и попкорн. Гостем одной из редакционных летучек «НИ» стал генеральный директор управляющей компании «КАРО Фильм» Игорь ИЛЬЧУК, рассказавший об особенностях сегодняшнего кинопроката, о том, что сегодня хочет видеть зритель, достаточно ли агрессивной рекламы для того, чтобы конкуренты позавидовали кассовым сборам, и о многом другом.

shadow
– Игорь Викторович, наши кинематографисты не раз выступали с просьбой ограничить прокат западных фильмов. Как вы к этому относитесь?

– Мы эту позицию не разделяем. Если мы не будем брать какую-то часть нероссийского кино в прокат, то это в итоге приведет к возрастанию числа пиратских дисков, и только к этому. Все равно будет экранная копия, только плохого качества. У меня есть домашний кинотеатр, и я могу сказать, что он не передает всю гамму ощущений от фильма, которую вы можете получить, смотря картину на большом экране. А цена билета вполне сопоставима со стоимостью пиратского диска.

– А в Европе? Как там обстоят дела с квотированием?

– Там это делается по-другому – поддержкой национального кинопроизводства. Сроки релизов там отличаются, но ни о каком квотировании я не слышал.

– Были случаи, когда вы отказывались что-то брать?

– На моей памяти не было такого случая. Были у нас прения в репертуарном отделе относительно одного фильма, он нам очень не нравился, но, поскольку на фильм был определенный спрос, мы его поставили. Какого – не скажу.

– «Катынь» возьмете?

– Если у него будет прокатное удостоверение, то возьмем. Не шел в нашем прокате только «Борат», но у него не было прокатного удостоверения, я просто не мог его показывать.

– Были ситуации, когда вам звонили из правительства и говорили о том, что не стоит брать в прокат то или иное кино?

– Нет. Я думаю, такая ситуация у нас вообще вряд ли возможна. Мы давно сотрудничаем со всеми государственными инстанциями, отвечающими за кино у нас в стране, но нажима не было никогда.

– Есть ли в России спрос на арт-хаус?

– Есть, но он недостаточен. Мы берем в прокат все, но только потому, что у нас такие объемы, что мы готовы все переваривать. Арт-хаус обычно идет у нас не больше недели, но если есть спрос зрителей, время проката увеличивается. И потом, в киноиндустрии уже произошла специализация. Есть кинотеатры, специально «заточенные» под арт-хаус. Наша ниша – это новый продукт, премьерное кино и блокбастеры.

– Сборы фильма зависят в большей степени от его рекламного бюджета или от качества?

– На примере «Самого лучшего фильма» я могу на первое место поставить рекламные вложения. На примере «12» могу сказать, что реклама была не самой масштабной, а сборы огромны, большую роль сыграло «сарафанное радио». Хороший продукт найдет своего зрителя в любом случае. Реклама может поддержать интерес пару недель. После этого, если фильм сам недостоин, она перестает работать. Начинает работать общественное мнение.

– Вы смотрите кино только по работе?

– Нет. Я киноман с большим стажем. Когда я учился в школе, то после занятий ходил в видеосалон, смотрел там кино типа «Рэмбо 1» и «Кошмар на улице Вязов». Шел 1987 год. Билет стоил 50 копеек. Я подумал, что если устроюсь в этот салон на работу кассиром, то смогу смотреть кино бесплатно. После некоторых трудов мне удалось это сделать. Сразу после школы я бежал домой, кидал портфель, потом ехал на работу и запускал сеанс. Я проработал так полтора года до последнего звонка, сделал перерыв на время обучения в институте, и после института опять занялся кинопроектами. Одним из первых проектов, как помню, была перестройка кинотеатра «Октябрь». Теперь через сеть «КАРО Фильм» проходит 1 миллион 300 тысяч человек в месяц, а раз в два месяца мы открываем новый кинотеатр.

– Однако, когда вы учились в школе, в кино можно было попасть за 10 копеек...

– Сейчас на утренние сеансы вполне можно попасть за 50 рублей. Это почти три поездки на метро. Соотношение осталось тем же. А психологическое воздействие фильма может быть куда более сильным, чем поездка в метро. Некоторых фильм может сподвигнуть на такие подвиги и так одухотворить, что это несопоставимо и с тысячей рублей. Хочу заметить, что билет в кино давно не дорожал.

– Ваши вкусы с тех пор, как вы смотрели «Рэмбо 1», изменились?

– Да. Я предпочитаю семейное кино. В воскресные дни хожу в кино с детьми, причем хожу и к конкурентам – люблю сопоставлять их уровень сервиса с нашим.

– Чтобы поддержать их материально?

– Посмотреть, не придумали ли они что-нибудь новенького. Люблю все блокбастеры, фильмы Вуди Аллена и Никиты Михалкова. Вообще люблю отечественное кино.

– По репертуару «КАРО Фильм» этого не скажешь...

– Почему? Мы сделали 20 процентов сборов по фильму «12». Никита Сергеевич, конечно, был очень этим доволен. Зрители смотрели этот фильм очень активно. Я видел в нашем кинотеатре даже членов московского правительства.

– Стояли в очереди в кассу?

– Нет, мы дали им пригласительные билеты. Что касается очереди в кассу, то у нас широкая система получения билетов иными путями. Например, по Интернету. По мобильной связи. SMS-бронированием. И так далее. Люди попадают к нам в кинотеатры всеми путями, какими только возможно попасть.

– Российские кинематографисты выступили недавно с инициативой переоборудовать оставшееся небольшое количество государственных кинотеатров, чтобы показывать детское кино. Как вы относитесь к этому предложению?

– Не думаю, что это поможет. Я считаю, что любая инициатива всегда должна идти снизу. Спрос есть, у меня у самого бывает проблема, когда с детьми некуда пойти, потому что все уже отсмотрел. Но я – нетипичный зритель. И потом, кто будет ходить в кино с детьми в будни? Родители-то работают. Подростки и так ходят в кино. У нас сейчас новая концепция кинотеатра как досугового центра. В наших кинотеатрах школьники после уроков делают домашние задания. Так что проблема, которую вы обозначили, для меня не явная. Есть проблемы другие. Есть некий недостаток семейного кино.

– Какие планы у «КАРО Фильма»?

– Сейчас мы выполняем наш трехлетний план. На конец следующего года у нас должно работать 300 залов. Мы подписали много контрактов по стране – в Сибири, на Урале и так далее. У нас, в принципе, конвейер: постоянно открываются новые кинотеатры. В марте этого года – в Зеленограде, в апреле – седьмой кинотеатр в Питере… Но все эти проекты будут реализованы в 2010–2011 годах. Из-за бюрократической волокиты придется подождать, а так бы мы давно открыли и в Екатеринбурге, и в Сургуте, и в Тюмени.

– Вы покупаете здания или берете в аренду?

– Берем в аренду. Покупать невыгодно. Окупаемость аренды выше в пять раз.

– Конкуренты у вас есть?

– Явных нет. У «Киномакса» несколько иной сегмент, и никакого антагонизма у нас нет, мы с его владельцем находимся в партнерских отношениях. Может быть, есть некая здоровая конкуренция с «Формулой кино». Это помогает и им, и нам быть в тонусе. Но рынок кинопроката в России все равно не заполнен.

– Каково соотношение выручки непосредственно от кино и от сопутствующих услуг?

– Индивидуально в каждом кинотеатре. В «Киргизии», например, примерно одинаковое соотношение выручки от продажи билетов и от сопутствующих услуг. А в том же «Октябре» мы пригласили к сотрудничеству ресторатора Аркадия Новикова, сделали ночной клуб, караоке, итальянский ресторан, японский, кондитерскую. Все получилось неплохо, потому что мы в ресторанном деле не были профессионалами, а Новиков привлек туда и своих клиентов тоже. Была даже детская комната, но потом я ее закрыл, потому что очень беспокоился, как бы с детьми ничего не случилось. Мы сделали даже при кинотеатре магазин DVD-дисков.

– Каковы перспективы развития рынка кинопроката?

– Я думаю, начинается эра поглощения. Мы в январе поглотили «Матрицу» в Крылатском. И сделали это, скорее, как рекламную акцию, давая понять, что мы настроены и на новые поглощения.

– А если кто-то захочет поглотить вас? Во сколько вы себя оцениваете?

– Годовой оборот у нас 120 миллионов долларов. В этом году думаем собрать 170 миллионов, не меньше. Но если вести переговоры о продаже, стоимость надо увеличить в пять раз как минимум. В принципе, только небо может быть нам преградой. Нам интересен охват как можно большей территории России. Наша доля – 15 процентов проката – думаю, вырастет за счет «Самого лучшего фильма». Вообще, я заметил, в кино стали ходить больше зрителей. Еще года два назад нам бы не пришло в голову открывать новый кинотеатр в Орехово-Зуеве.

– Говорят, у вас был проект по сельским кинотеатрам...

– Он остается актуальным. Мы готовы вкладывать в это силы, при условии помощи государственных структур. Переоборудовать дом культуры в деревне недешево. Проблема сельского кинопроката в том, что нет там пока кинотеатров, которые готовы такую услугу потреблять и за нее платить.

– Возраст зрителя, как известно, растет...

– Да. Возрастная проблема, о которой мало говорят, такова. С 85-го по конец 90-х у нас был демографический провал. Поэтому не за горами время, когда мы столкнемся с дефицитом молодежной аудитории. Но мы к этому готовимся, и будем строить разновозрастной репертуар. Мы учитываем все категории зрителей. У нас даже для инвалидов есть ряд специально оборудованных кресел. Мы помним о социальной составляющей нашего бизнеса. В глобальном смысле мы стараемся быть первыми во всем. Пока у нас всего 30 кинотеатров. На самом деле это очень мало. Должно быть как минимум 150. Посмотрите, какая у нас карта России! Поэтому у нас весьма большие планы.

– Кассовые сборы российских кинотеатров растут в среднем на 35 процентов в год, в то время как в Европе они, напротив, ежегодно падают. С чем вы это связываете и есть ли опасность такого падения и у нас в недалеком будущем?

– Мы не раз анализировали эту ситуацию. Думаю, тут в причинах доминируют два фактора – погода и отсутствие выбора досуга. В Европе многообразие досуговых форм, которых нет у нас, служит причиной оттока денег от кинотеатров. И у них нет такой долгой зимы, во время которой просто совершенно нет никакого другого способа досуга, как пойти вечером в кино. Что же касается перспектив… Я думаю, что придет время, когда все мы сможем, надев шлем на голову, создать себе полную виртуальную реальность, и перестанем ходить и в кинотеатры, и на работу.
ВИДЕО

Для просмотра необходимо установить Adobe Flash Player

Get Adobe Flash player

9мин. 25сек.



Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: