Главная / Газета 26 Февраля 2008 г. 00:00 / Культура

Лауреат «Оскара» Сьюзи Темплтон

«Я боялась, русские скажут, что все неправильно»

МАРИЯ ТЕРЕЩЕНКО

Фильм «Петя и волк» англичанки Сьюзи Темплтон с самого момента объявления «оскаровских» анимационных номинантов виделся как главный соперник «Моей любви» россиянина Александра Петрова. И действительно, американские киноакадемики предпочли «ожившей живописи» Петрова 35-минутную кукольную ленту, поставленную по одноименной сюите Сергея Прокофьева. Несмотря на некоторое разочарование от того, что Петров не получил очередного «Оскара», надо признать, что «Петя и волк» – картина значительная, талантливая и яркая. К тому же, несмотря на англо-польское происхождение, по духу фильм получился русским. О том, как делалась эта удивительная картина, Сьюзи ТЕМПЛТОН рассказала «Новым Известиям».

shadow
– Почему вы выбрали Прокофьева?

– В Англии, как и во всем мире, дети слушают эту музыку. И долгое время «Петя и волк» был единственной моей записью, которую я слушала снова и снова, будучи еще ребенком и подростком. Ну и потом, когда стала взрослой, захотелось снять по этой музыке фильм. Современные дети плохо ее знают, но спросите любого, кому за 30 – мы все выросли на «Пете и волке».

– Признайтесь, как вам, англичанке, удалось сделать настолько русский фильм? Вы много раз бывали в России?

– Я хотела, чтобы он получился очень русским – потому что это Прокофьев и дело происходит в России. Более того, я хотела снимать этот фильм в России. Поэтому, решив его делать, я поехала в Москву, чтобы посмотреть на страну и найти студию. Мне очень понравилось. Я много говорила с людьми – разными: старыми, молодыми. Но студию найти не получилось. В итоге я нашла ее в Польше. И потом еще раз поехала в Россию… Я сделала в общей сложности пять тысяч фотографий, которые потом использовала при создании декораций. Я изначально знала, как мне хочется, чтобы это выглядело. И мне очень хотелось, чтобы это было аутентично. Так что у меня к вам тоже вопрос: похоже ли получилось?

– Да, очень, поэтому и возник предыдущий мой вопрос. А русского кино вы много видели?

– О да. Я смотрела все, что удавалось найти. Я действительно очень старалась сделать аутентично. И боялась, что, когда русские посмотрят, они скажут, что все неправильно.

– Если самый предварительный этап включал две поездки в Россию, то сколько же длилась работа над фильмом в целом?

– Очень долго. Около пяти лет. Два года я работала только над сценарием. Подсчитала потом – у меня было 22 промежуточные версии. Например, в первых вариантах сценария были диалоги. А в финальной не осталось ни одного слова. Начало фильма вообще проходит в полном молчании, даже музыки нет – только бытовые шумы. Потом пять месяцев строились декорации и делались куклы. Мы выстроили настоящий лес – 1700 деревьев в человеческий рост. И сделали 30-сантиметровых кукол. Еще несколько месяцев делался макет города. Кроме того, надо было изучить повадки животных, чтобы они тоже получились похожими. Мы советовались со специалистами и наблюдали и за волками, и за птицами.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: