Главная / Газета 19 Февраля 2008 г. 00:00 / Культура

Мольер от кутюр

Театр Пушкина превратил свою сцену в модный подиум

ЕВГЕНИЯ ШМЕЛЕВА

В филиале Театра имени Пушкина ранняя комедия Жана Батиста Мольера «Смешные жеманницы» превратилась в «спектакль-дефиле» «Смешные ЖэМэ» – с показом мод от известных модельеров. Сцена-подиум, моделевидные героини, внушительная коллекция дизайнерских вещей – создатели спектакля явно надеются расширить зрительский состав за счет московских модников и персонажей светской тусовки. И, пользуясь случаем, заодно прочитать им небольшую мораль.

Если в кинематографе борьба с идеалами мира гламура ведется активно и глобально (взять хоть наши «Попсу» и «Глянец», хоть западный «Дьявол носит Prada»), то в театре это поле до недавних пор оставалось практически невспаханным. Разве что мюзикл «Упаковка» и «новодрамский» беспредел «Трусы» метали бисер в эту сторону. Но как-то слабовато метали, и бисер до цели не долетал. Теперь же, когда за дело взялись три предприимчивые и сами по себе гламурные барышни – Елена Новикова (режиссер, актриса и ведущая «Открытого проекта» на «ТВ Центре») и дизайнеры, участницы Russian Fashion Week Анна Чистова и Мария Эндоурова, за успех мероприятия можно не беспокоиться. Антигламурная театральная политика начата и наверняка разовьется в особый жанр «спектакли-дефиле».

Кстати, если удачно развернуть дело, театр может не бояться никакой реформы и смело переходить на самоокупаемость. Актеры, играя все равно что, будут презентовать в первую очередь дизайнерские коллекции. У касс, оттесняя театралов, будут толкаться светские львицы, которые на Шекспира не пошли бы, но на Шекспира «от кутюр» – за любые деньги. А в фойе можно даже открыть магазины одежды… Впрочем, мы отвлеклись. Пока у нас лишь первый блин – «Смешные ЖэМэ», и он, как положено, слегка вышел комом.

Жан Батист Мольер писал «Смешных жеманниц» в 1659 году как сатиру на салонное аристократическое общество с его культом галантных отношений, показной светскости и фальшивого стиля так называемой прециозной литературы (от французского precieux – драгоценный, изысканный, жеманный). По сюжету его героини – Мадлон и Като – оказывались жертвами этой жеманной культуры: начитавшись романов, девицы прогоняли негалантных женихов, с порога предлагавших брак, и влюблялись в переодетых слуг, которые умели изъясняться куртуазно и подносили на блюде сказку про высший свет. В Театре Пушкина культурно-литературные аллюзии ушли на второй план – режиссер Елена Новикова справедливо сочла тему неактуальной (ведь, по статистике, около 40% россиян совсем не читают книг). В центр внимания она поставила историю незадачливых моделей –провинциалок Мадлон и Като, которым хотелось, но так и не удалось попасть в заманчивый мир шоу-бизнеса.

Комедия разворачивается в ярких глянцевых декорациях под вспышки фотокамер, под гремучую смесь музыки Вивальди, Россини, песни групп Nirvana и «Город 312» (мольеровские мадригалы остроумно заменены на песню «Я для тебя останусь светом» из «Дневного дозора»). Маленькая сцена пушкинского филиала превратилась в длинный подиум с большим зеркалом-экраном на заднике, по которому мы можем наблюдать за переодеваниями красавиц героинь. По сцене-подиуму в самых авангардных нарядах, а иногда и просто в трусах дефилируют преображенные мольеровские герои. Женихи здесь похожи на безликих офисных работников, папаша Горжибюс (Константин Похмелов) – на исхудавшего Оззи Осборна (черный лак на ногтях, подведенные глаза, длинные волосы, каблуки), а слуги-соблазнители Маскариль и Жодле – на эпатажных персон шоу-бизнеса, застрявших на пресловутой границе между Жэ и Мэ. На Маскариле (Александр Матросов) – кислотно-розовый костюм. На Жодле (Сергей Миллер) – сутенерского вида манто. Именно эти одеяния, а вовсе не литературные таланты становятся показателями их «суперзвездности» в глазах блондинки Мадлон и брюнетки Като. Исполнительницы главных ролей – молодые актрисы Анна Бегунова и Александра Урсуляк – обладают всеми талантами, нужными для пародии в стиле «Блондинки в шоколаде»: девушки прекрасно умеют хлопать глазами, демонстрировать безупречную длину ног, пародировать смешной провинциальный акцент и эротично вытанцовывать балетные па в одном нижнем белье. Нельзя не признать, что Пэрис Хилтон и Джессика Симпсон приобрели в их лице достойных конкуренток.

Вряд ли «ЖэМэ» можно считать серьезной театральной работой. Это кассовая молодежная комедия, рассчитанная на эстетические удовольствия и радостное узнавание, а не на откапывание запредельных глубин. Впрочем, может быть, кому-то из жертв моды и MTV сатира откроет новые горизонты. А кто-то просто удивится прозорливости Мольера, который еще в XVII веке предсказал появление современного гламура и смешных жеманниц, чей эталон – Ксения Собчак.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: