Главная / Газета 7 Февраля 2008 г. 00:00 / Культура

Буря и натиск

Дирижер Александр Лазарев выступил с НФОР

ГРИГОРИЙ ДИНЕР

Национальный филармонический оркестр России, возглавляемый Владимиром Спиваковым, в этом году отмечает пятилетие. Оркестр подошел к первой значительной дате с впечатляющим багажом фактов в биографии. Одним из главных достижений НФОР является успешная репертуарная политика и сотрудничество с дирижерами экстра-класса.

Выдающийся отечественный дирижер Александр Лазарев представил вторую в этом сезоне программу с НФОР. Работая с оркестром, дирижер всегда отмечает блистательное мастерство солистов. Класс музыкантов сполна продемонстрировал прошедший концерт. Настоящими откровениями, особенно в медленной части Третьей симфонии Рахманинова, стали соло скрипки (Еремей Цукерман). До этого прозвучали «Римские празднества» Респиги, для исполнения которых требуется огромный состав оркестра, с расширенным составом духовых, двумя фортепиано, арфами, мандолиной и даже органом. Впечатляли соло английского рожка (Владимир Гаврилов) и трубы (Кирилл Солдатов), а также группа ударных во главе в творящим настоящие чудеса на литаврах Валерием Поливановым.

Следовавший идеям неоклассицизма Респиги использовал самые радикальные новшества. Таковы «Римские празднества» – монументальная «симфоническая сага» из четырех частей, живописующая ритуальные жертвоприношения мучеников-христиан в первой части, паломничество пилигримов во второй, картины охоты и пасторалей в интермеццо и величественный праздник Богоявления в финале.

Надсадный рев толпы ужасал в первом «акте» этой драмы. Удалась ирония, которую заложил композитор в картину молящихся паломников, надеющихся, отпустив грехи, начать жить заново. Рисуя стихийную безудержность финала, оркестру удалось передать зарисовку пьяного римлянина (блестящее соло на тромбоне Валерия Голикова).

Исполнение Третьей симфонии Рахманинова было столь же впечатляющим. Следуя лучшим традициям великих российских дирижеров, интерпретирующих Рахманинова как «последнего романтика», Лазарев, тем не менее, вносит в картину разрушения идеального мира долю рационализма. Это проявляется и во внимании к мельчайшим деталям (будь то многочисленные гибкие, певучие подголоски или чеканная отчетливость ритма), и в особой энергичности, даже напористости прочтения, перед которой разрушительная стихия отступает. Эти новые грани последней, самой трагической симфонии Рахманинова – подлинное открытие концерта, достигнутое интерпретаторским талантом Александра Лазарева и игрой НФОР.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: