Главная / Газета 7 Февраля 2008 г. 00:00 / Культура

Одно «но» для кино

Константин БАКАНОВ
shadow
В ближайший к моему дому кинотеатр я ходить не люблю. Не люблю, поскольку из того, что там предлагается, смотреть мне, по большому счету, нечего. Я примерно знаю, что к обнаженной девушке, которая скрывается за прозрачной занавеской, наверное, с минуты на минуту придет маньяк. А подозрительный субъект со стволом, сидящий в тачке, наверняка выстрелит в бензоколонку, проезжая мимо нее, и та будет красиво взрываться на экране минут пять.

Когда я захотел посмотреть в Москве фильм «Простые вещи», не претендующий ни на арт-хаусность, ни на какой-то глубокий концептуализм, а просто легкий фильм, взявший впоследствии множество призов, то выяснилось, что в разгар проката он идет в одном-единственном кинотеатре. Точнее, даже не в кинотеатре, а в зале человек на сто. И это в 15-миллионном городе!

Мысль о том, почему хорошее кино принципиально не показывают в ближайшем кинотеатре и почему наш зритель с легкостью идет на первый попавшийся фильм, одаривая его создателей незаслуженными миллионами кассовых сборов, тревожит не только меня, но и кинематографическую общественность. Режиссеры и актеры не один год трубят о том, что надо что-то с этим делать. А поскольку давить на совесть владельцев кинопрокатных сетей бесполезно, наша кинообщественность резюмировала, что вкус им надо привить «сверху». А заодно насильно окультурить население, пользуясь случаем, что этому населению уже давно все до лампочки.

В понедельник в Совет Федерации пригласили достойных людей – наши «ведущие творческие силы» в лице Александра Сокурова, Карена Шахназарова, Сергея Соловьева, Вадима Абдрашитова, Станислава Говорухина, Василия Ланового. Они собрались, чтобы обсудить, какие изменения нужно внести в закон о господдержке кинопроизводства. Режиссеры уже не первый год добиваются этой самой господдержки, кричат об ужасающей ситуации в российском кино. Тут и пиратство, и предсмертные конвульсии анимации, арт-хаусного и документального жанров, и пресловутое засилье Голливуда. И вот накануне президентских выборов у них, наконец, появился реальный шанс «достучаться до небес». Государство, похоже, решило взяться за кино. И вроде бы радоваться надо, если бы не одно «но»: в случае принятия предложений наших лучших режиссеров государство, по сути, может получить полный контроль над всем российским кинопроцессом. И в итоге один «властитель дум» (киносети) поменяется на другого (государство), и еще неизвестно, кто из них будет лучше.

Главным камнем преткновения в понедельник оказался вопрос о квотах на западную продукцию. Многие российские режиссеры горячо поддерживают этот шаг. И приводят в пример Францию или, скажем, Китай, где такие квоты успешно существуют, поддерживая национальное кинопроизводство. Однако если во Франции действительно все довольно цивилизованно, то в Китае любое осложнение отношений этой страны с США может отразиться на репертуаре местных кинотеатров. А поскольку голливудская продукция пользуется у публики куда большей популярностью, чем китайская, ревнивые власти не только ограничивают общий кинопоток, но и вырезают из прошедших через сито фильмов некоторые эпизоды. Известно, что режиссер Ли Ю на прошлом Берлинском фестивале показал нецензурированную версию своего фильма, поскольку считал, что цензура его страны на Берлин не распространяется. В итоге картину вообще запретили к показу в Поднебесной, «зачистив» от нее даже Интернет, а ее продюсера лишили возможности заниматься кино в течение двух лет.

К сожалению, в России в последнее время вообще стало модным просить что-либо запретить. Не создать. Не разрешить. А именно запретить или ограничить. Ну и денег дать. И касается это далеко не только кино.

Интересно, что требования наших режиссеров зачастую противоречат друг другу. Например, во время совещания с власть имущими они почему-то не подумали о том, что ограничения на западное кино приведут к росту пиратства, за которое директор «Мосфильма» Карен Шахназаров на том же совещании жестко предложил «сажать». Да и сам факт ограничения западного проката вовсе не означает, что нам оставят непременно качественное кино. Скорее всего, получится как раз наоборот – везти что-то эксклюзивное будет просто невыгодно, останется один ширпотреб. В итоге возникает подозрение, не движет ли нашими режиссерами желание обеспечить режим наибольшего благоприятствования своим фильмам, не выдерживающим свободной конкуренции.

Кроме прочего, кинообщественность просит о том, чтобы государство помогло с финансированием отдельных направлений кино. Государству также предлагается роль третейского судьи в спорах между прокатчиками и продюсерами, которые никак не могут поделить доходы, и в процессе приватизации киностудий. Тот же Карен Шахназаров, раскритиковав современные российские сценарии, предложил вернуться к советской практике их редактирования.

Если по отдельности все эти предложения могут выглядеть не просто благопристойными, а еще и полезными, то, собранные все вместе, они рискуют превратиться в своеобразный капкан, в который попадет наше кино.

Во всяком случае, очень не хочется, зайдя лет через пять в ближайший к дому кинотеатр, увидеть там список «правильных» фильмов, сплошь напичканных патриотической риторикой.



Автор – редактор отдела культуры «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 7 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: