Главная / Газета 4 Февраля 2008 г. 00:00 / Культура

Актер Игорь Кваша

«Я себя постоянно критикую»

НАДЕЖДА БАГДАСАРЯН

Сегодня исполняется 75 лет народному артисту России Игорю КВАШЕ. Звание народного он получил уже в 35-летнем возрасте, а незадолго до этого стал одним из основателей театра «Современник». Сейчас у него очень много работы – в родном театре он как режиссер готовит поэтический вечер. Это отнюдь не юбилейное событие: с просьбой срежиссировать вечер к нему обратились недавно студенты. Кваша со свойственной ему скрупулезностью и ответственностью взялся за проект, который иной деятель считал бы проходным и готовил бы спустя рукава. К счастью, не становится меньше спектаклей, съемок. И все же Игорь Владимирович нашел в своем плотном графике время для беседы с корреспондентом «Новых Известий».

shadow
– Игорь Владимирович, вы редко даете интервью. Почему? Вас не устраивает качество современной журналистики или просто жаль времени на разговоры?

– Меня не устраивает качество журналистики потому, что сейчас журналисты часто халтурят. Вот, например, недавно мы очень мило пообщались с одним корреспондентом. Потом смотрю – печатают фотографию моей квартиры и пишут, что у меня 4-комнатная квартира, обставленная мебелью, которая досталась по наследству моей жене от родителей-коллекционеров. И в этой подписи под фотографией нет ни одного слова правды! У меня не 4-комнатная, а 3-комнатная квартира и родители жены не были коллекционерами… А в подписи под другой фотографией курорт Коктебель почему-то превратился в Ялту… Ну что тут делать? Звонить, протестовать, говорить, что у вас работают бездарные корреспонденты?.. Не знаю. И потом, журналисты задают одни и те же вопросы, что ж я буду болтать, болтать… Зачем мне говорить-то все время – и все об одном и том же? Ведь интервью – это ответственность.

– Кто для вас является самым главным критиком? И часто ли он вас критикует?

– Мой главный критик – я. И критикую себя постоянно.

– Известно, что у вас особые отношения с ролями Сталина. Еще какие-то роли стали для вас «особенными»?

– У меня почти к каждой роли особое отношение. Бывают, конечно, совсем проходные роли – когда ты играешь, но это не является для тебя каким-то знаковым событием. Ты просто понимаешь: это надо сделать, надо сыграть. А бывают роли, сами играющие для тебя определенную роль, – работая над ними, ты глубоко влезаешь, вникаешь в себя и в какие-то события. Бывает, что работа над ролью влияет на твои взгляды. Вот, например, роль Луки в пьесе Горького «На дне». Все исследователи творчества писателя считают, что Лука – это лукавый утешитель, который врет, обманывает… А я играл совершенно противоположного человека. Я считал, что он самый лучший человек в этой пьесе. И вообще замечательный человек, интеллигентный. Философ. Для меня его главная реплика – «говорят, там новую веру открыли, пойти посмотреть». То есть он все время ищет какую-то опору для себя, философию. Поэтому даже когда мы репетировали роль с Галей Волчек, то мало говорили о самой роли. Мы говорили о людях, имевших свою философию. Например, о Солженицыне. Если бы в те годы был известен Сахаров, то мы наверняка много бы говорили и о нем… И я думаю, что в трактовке образа Луки прав я, а не горьковеды.
Есть в пьесе сцена, где Лука вроде бы врет умирающей Анне. Но на самом деле Лука утешает ее перед смертью, старается вытянуть из мрака, в котором она пребывает, хочет избавить от переживаемого ею ужаса… Так вот, когда Горький, еще не совсем «обольшевиченный», прочитал во МХАТе эту сцену, то сказал: «Хорошо написано! Хорошо!» – и заплакал…

– У вас были случаи, когда вам предлагали роль, а вы от нее отказывались не из-за плохого «качества» пьесы или сценария, а просто потому, что роль – «не моя»?

– Были такие роли. Однажды меня Галя Волчек упрекала, говорила во всех интервью, что Кваша не дал ей реализовать ее мечту: осуществить постановку пьесы Эдварда Олби «Коза, или Кто такая Сильвия?». Там я должен был играть человека, который влюблен в козу и живет с ней. А я не люблю оголтелую пропаганду нестандартных, нетрадиционных отношений. Слишком они выходят на первый план… Хотя я, например, против того, что запретили парад геев. Я считаю, что они имели на это право, и им должны были это разрешить. Это их право. Они хотят так жить, и пусть так живут. Я к этому не хочу иметь отношения. И пропагандировать их не хочу.

– А к нестандартному и нетрадиционному театру как вы относитесь? К экспериментам в театре?

– Здесь нельзя говорить как-то «вообще». В принципе, я – за. Потому что из большого количества рождающихся экспериментов может вырасти нечто замечательное.

– В эти дни на другой сцене «Современника» «Коляда-театр» показывает «Ревизора». Как вам эта постановка?

– Я не успел еще ее посмотреть. У меня сейчас очень много работы – почти каждый вечер спектакли. Кроме того, я репетирую сейчас, и эти репетиции очень тяжелые. Я не способен пока себя поднять и посмотреть «Ревизора» – чисто физически. Хотя хотел бы. Я видел другие спектакли «Коляда-театра», которые они привозили в Москву, и мне эти постановки интересны. Я не знаю, на какой стадии эксперимента театр находится сейчас, не знаю, понравится мне их «Ревизор» или нет…
В принципе, я думаю, появившаяся сегодня возможность экспериментировать, открывать новые театры – это хорошо. Пусть многие из них умирают, оказываются иногда никчемными, либо абсолютно не совпадающие с моим вкусом (но тут надо брать во внимание то, что я уже пожилой человек и, возможно, чего-то уже не ухватываю). Количество появляющихся проб может что-то родить. Ведь все рождалось из этого. В конце концов, у Станиславского был любительский кружок, у Немировича – театральная школа, Вахтангов «отпочковался» из Студии… Тогда все это появилось потому, что была возможность экспериментировать и пробовать. Кто-то вдруг находил зерна истины, и рождалось большое искусство. Станет ли что-то из того, что появляется сейчас, значительным, никто не знает. Но, слава Богу, что такие эксперименты возможны…

– Знаю, что к вашему юбилею на телеканале «Культура» закончена работа над новым циклом программ, посвященным вашему творчеству. Как вам кажется, цикл получился удачным?

– Не знаю, мне самому очень хочется его посмотреть. Впечатление, которое произвели на меня авторы программы «Театральная летопись», – очаровательное. Каким будет результат – посмотрим. «Театральную летопись» покажут 4–7 февраля.


СПРАВКА

Актер Игорь КВАША родился 4 февраля 1933 года в Москве. В 1955 году окончил Школу-студию МХАТ имени Немировича-Данченко. В 1955–1957 годах – актер МХАТа. В 1956 году стал одним из отцов-основателей театра «Современник». Сыграл в театре не менее 50 ролей. В качестве режиссера им поставлены «Кабала святош» (1981) и «Дни Турбиных» (1984) Михаила Булгакова, «Кот домашний средней пушистости» (1990) Войновича и Горина, «Балалайкин и К» (2001) Салтыкова-Щедрина. В кино дебютировал в 1961 году в картине «Сержант Фетисов». С тех пор на его счету роли более чем в полусотне фильмов, в том числе – «Достояние республики» (1971), «Соломенная шляпка» (1974), «Жребий» (1974), «Тот самый Мюнхгаузен» (1979), «Человек с бульвара Капуцинов» (1987), «Паспорт» (1990), «Под знаком Скорпиона» (1995). В последнее время много снимается в сериалах: «Сыщики» (2001), «Московская сага» (2004), «В круге первом» (2005). Вел ТВ-передачу «Жди меня». Народный артист России (1968).

Опубликовано в номере «НИ» от 4 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: