Главная / Газета 26 Декабря 2007 г. 00:00 / Культура

Плачет девочка с автоматом

В столице показали глянцевых детей с оружием в руках

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

В Московском музее современного искусства открылась выставка группы «АЕС+Ф» – четырех художников, ставших в этом году триумфаторами как на российской, так и на мировой арт-сцене. Масштабная экспозиция приурочена к 20-летию их совместной работы. За это время «АЕС+Ф» создали свой язык и набор фирменных сюжетов. Главный среди них – виртуальные войны детей, готовые в любой момент перекинуться в реальность.

Квартет российских художников шокирует мир «детским милитаризмом».
Квартет российских художников шокирует мир «детским милитаризмом».
shadow
Искусство «АЕС+Ф» (Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский и присоединившийся к ним фотограф Владимир Фридкес) должно нравиться по определению. Ведь моделей для своих картин они заказывают в модных агентствах – отсматривают сотни детей, чтобы выбрать самых миловидных, одеть их в невинные белые одежды, поместить в оцифрованные пейзажи и заставить биться друг с другом на манер компьютерных героев. Так что насчет требований красоты у наших героев все в порядке. Прибавим еще и актуальный уклон в виртуальность, и намеки на мировые конфликты. В этой гламурной упаковке вот уже более трех лет группа попадает на главные смотры, начиная с Венецианской и заканчивая Стамбульской биеннале.

Как повелось в филиале Музея современного искусства, вся ретроспективная выставка «АЕС+Ф» разделена на четыре части – ровно по количеству этажей. На самом верхнем представлены золотые скульптуры «детей будущего» из игры Action Half Life – в руках на изготовке они держат нечто похожее на гранатометы. Как гласит аннотация, это одна из попыток представить героизм в современном мире, «когда война и подвиг переместились в виртуальное пространство». Здесь же демонстрируется видео «Лесной царь» – десятки детей-моделей собраны в зале Царскосельского дворца и на нью-йоркской площади.

Не вдаваясь в сложные аллюзии и символику всего этого детского праздника, стоит сказать об одной черте нашей визуальной культуры, которую АЕСы уловили и усилили: ее тотальная инфантилизация. Дети с оружием – вот край, к которому подошел глянец. Мечты Гумберта Гумберта о чистоте и возвращении в детство (чадолюбие) на деле оборачиваются крестовыми походами (как известно, один из них был детский) или пошлой педофилией. К слову, на этой игре с набоковскими нимфетками на западной сцене уже сделала имя группа «Тату».

Следующий этаж отдан под «Исламский проект», начатый в 1996 году, когда, по словам художников, война в Чечне заставила их задуматься о противостоянии западной и исламской цивилизаций. Так появились картинки из «Фотошопа», где в типичные западные пейзажи вторгаются приметы мусульманского Востока: купола мечетей на лондонском парламенте, египетский базар у храма Петра в Риме, зиккураты под стенами Московского Кремля и, наконец, статуя Свободы, покрытая паранджой. Сегодня этот проект представляется едва ли не пророчеством перед трагедией в Нью-Йорке. Но вместе с тем в нем стали значительно заметнее изъяны: исламский Восток проникает на Запад отнюдь не под видом древних мечетей и изысканных арабесок. Совсем наоборот, он искушает обезличенностью, тиражностью, поддельной роскошью. Иными словами, АЕСы видят опасность культурной конфронтации там, где вообще нет никакой культуры.

Далее идет проект, вновь поднимающий проблему геополитической конфронтации, но только на бытовом уровне: видео «Желтый готовит, белый ест» – восточный повар мастерски шинкует овощи, европеец не менее мастерски их поедает. Тут вроде и сказать нечего: готовят для нас азиаты, а мы едим – страшная трагедия.

И вновь это наэлектризованное поле – один против другого и все против всех – оборачивается детским сражением. Заключительная часть выставки – свежая серия принтов и скульптур «Последнее восстание», показанное в качестве видео на Венецианской биеннале и ставшее финалистом премии «Кандинский».

При созерцании этих почти возрожденческих полотен появляются две навязчивые идеи-чувства: во-первых, кажется, что глянцевость и миловидность тут явно перевешивают драму. Художники слишком откровенно заботились о покупательской ликвидности своего товара. Во-вторых, здесь не хватает глубины не только в прямом, но и в переносном смысле. С таким же успехом подростки-модели могли летать на космических аппаратах или демонстрировать дизайнерскую одежду. Опять работает известное театральное правило, что дети и животные на сцене переигрывают всех остальных, в том числе и художественный талант.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 декабря 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: