Главная / Газета 12 Октября 2007 г. 00:00 / Культура

Чесать подано

На фоне театрального кризиса в России бурно расцвел рынок антреприз

ЕВГЕНИЯ ШМЕЛЕВА

Для антрепризного театра лето перестало быть единственным в году «золотым временем». Старт нового сезона показал, что, даже когда государственные труппы уже пробуждаются от летней спячки, более шустрые продюсеры-антрепренеры все равно активно расхватывают театральные залы, вызванивают звезд и устраивают для нас праздники ценой от 300 до 5 тыс. рублей. Мы платим и смеемся. А театр меж тем меняется на глазах, с каждым днем все меньше напоминая «храм искусства» и все больше – отлаженный бизнес со своими законами и правилами игры совсем не «по Станиславскому».

Режиссеры антрепризы знают, что на переодетого в прекрасную леди Дмитрия Дюжева зритель всегда придет.<br>Фото: МИХАИЛ ГУТЕРМАН
Режиссеры антрепризы знают, что на переодетого в прекрасную леди Дмитрия Дюжева зритель всегда придет.
Фото: МИХАИЛ ГУТЕРМАН
shadow
Хорошо забытое старое

Антреприза – в переводе с французского «предприятие» – возникла у нас далеко не в перестроечные 90-е, а еще в XVI веке, когда актеры впервые стали работать по найму у владельцев частных зрелищных предприятий. Однако традиция прервалась в 1919 году, с принятием декрета о всеобщей национализации театров, и возобновилась лишь в 1989-м, когда Леонид Трушкин открыл первый частный «Театр Антона Чехова». Так начал формироваться новый российский рынок антрепризы.

На сегодняшний день в Москве около десятка крупных частных театров. Самые солидные из них – упоминавшийся выше театр Трушкина, «Арт-партнер XXI» Леонида Робермана, «Независимый театральный проект» Эльшана Мамедова, Продюсерская компания Анатолия Воропаева – существуют уже более десяти лет, имеют сложившийся репертуар и наиболее звездные составы исполнителей. У них работают Валерий Гаркалин, Елена Яковлева, Мария Аронова, Татьяна Васильева, Юлия Меньшова, Геннадий Хазанов, Елена Проклова и другие знаменитости. Спектакли этих агентств намозолили глаза в афишах («Морковка для императора», «Бумажный брак», «Свободная пара», «Бестолочь», «Ladies night», «Боинг-боинг», «Трактирщица») и неизменно идут с аншлагами на самых главных антрепризных площадках Москвы: в Театре Киноактера, «Содружестве актеров Таганки», «Театре Эстрады», «Театриуме на Серпуховке». Имеются спектакли-долгожители: например, «Ужин с дураком» и «Ботинки на толстой подошве», «Персидская сирень», которые уже перешагнули 10-летний рубеж.

По мнению Леонида Робермана, директора агентства «Арт-партнер XXI», антреприза за последние годы заметно изменилась к лучшему. Если в 90-х годах это был «чес» чистой воды, когда в провинции на одно лишь имя Яковлевой или Джигарханяна собирались полные залы по восемь спектаклей подряд, то теперь публике нужны и декорации, и хорошая пьеса, и большее число имен на афише. «Говорить о том, что заманить народ можно дешевыми способами, начиная от голой задницы и заканчивая юморными петросяновскими вещами, может только человек, который не пытался заниматься театром», – утверждает г-н Роберман.

Цена вопроса

И действительно продюсеры стали вкладывать заметно больше денег в создание спектаклей «для масс». В Москве уже невозможно найти постановку с тремя стульями и одной звездой, бегающей в неглиже по пустой сцене. Создание спектаклей теперь стоит от 50 до 150 тыс. долларов. Например, недавняя антрепризная премьера «Переполох в голубятне» Нины Чусовой с Марией Ароновой и Владимиром Стекловым в главных ролях потребовала от создателей более 100 тыс. долларов.

Расходов у антрепризы очень много: декорации, костюмы, аренда помещения, реклама, гонорары актерам и режиссеру, а доход, как правило, один: цена билета, то есть наши с вами деньги (в среднем 800–1500 рублей). Если зал удается заполнить на 85%, можно получить порядка 15–25 тыс. долларов за спектакль. Но это чистыми деньгами, с которых нужно заплатить налоги, гонорары за спектакль актерам и режиссерам и т.д. Поэтому постановка никогда не окупается за один показ. «Если у спектакля серьезные декорации, серьезный подготовительный период с хорошим режиссером, заняты актеры высшего класса, потребуется год, чтобы он окупился и начал приносить прибыль», – рассказал «НИ» Владимир Яковлев, продюсер антрепризы «Телетеатр».

Как правило, популярный спектакль показывают в Москве два раза в месяц, в провинцию же звезды выезжают редко: сверхзанятые артисты театра, кино и ТВ не могут надолго покидать столицу. «Если вы видите спектакль, который постоянно на гастролях, есть небольшое сомнение в качестве актеров, которые там заданы. Чтобы получить «срок» у Инны Михайловны Чуриковой, это надо попотеть», – признался г-н Яковлев.

Информация о том, сколько получают звезды, разумеется, строго конфиденциальна. Продюсеры подписывают контракты с каждым актером в отдельности: кому-то полагается стабильный месячный оклад, кому-то – гонорар от каждого спектакля, но распространяться о деньгах строго-настрого запрещено, об этом в договоре отдельный пункт. Однако приблизительные цифры Леонид Роберман обозначил: режиссер в антрепризе получает от 1 тыс. долларов, а актер – от трехсот рублей за спектакль. Верхние границы могут растягиваться до бесконечности. Как дал понять Владимир Яковлев, занимающийся «прокатом» антрепризы, «1,5 тысячи долларов за спектакль – для звезды высокого уровня – это может быть и недостаточно», при этом 5 тыс. долларов за один вечер считается уже потолком. Если учесть, что зарплата в репертуарном театре составляет в среднем 4–8 тыс. рублей в месяц, становится понятным, почему именитые актеры так легко соглашаются играть шоферов, парикмахерш, любовников и любовниц в однотипных коммерческих хохотушках.

Репертуарный фаст-фуд

Относительно будущего антрепризы мнения продюсеров и критиков коренным образом расходятся. Критики уверены, что театр неуклонно деградирует: антреприза подрывает вкусы граждан, а заодно тянет в бездну репертуарные сцены. Пытаясь конкурировать, уважаемые труппы выпускают один за другим легкоусвояемый фаст-фудный продукт. Подтверждение тому – откровенно антрепризные премьеры прошлого сезона: «Кавалеры» в Моссовете, «Примадонны» в МХТ, «Мы не одни, дорогая!» в Театре Ермоловой, «Русский джокер» в «Театре на Малой Бронной»…

Однако антрепренеры с критиками не согласны. Они уверены, что антреприза – театр будущего: она мобильнее и свободнее репертуарных театров, не обременена труппой бездарных голодающих актеров и открыта для новых проектов. «Пройдет еще совсем немного времени, – заверил «НИ» Леонид Роберман, – и антреприза оформит театр: она перестанет ассоциироваться с «чесом», халтурами по стране и начнет ассоциироваться с высокого рода искусством. И я думаю, что в антрепризе это случится значительно быстрее, чем произойдет возрождение театра, который в глубоком кризисе уже около двадцати лет».

Сказанному хочется верить. Но виденное, увы, пока убеждает в обратном.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 октября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: