Главная / Газета 8 Октября 2007 г. 00:00 / Культура

Михаил Плетнев

«Все мое время принадлежало «Пиковой даме»

Ольга РОМАНЦОВА
shadow
– Михаил Васильевич, «Пиковую даму» при постановках обычно сокращают, часто выбрасывая пастораль «искренность пастушки», считая ее вставным номером. Почему вы этого не сделали?

– Мы сохранили эту сцену, поскольку она сейчас звучит очень злободневно. Один жених предлагает девушке вотчину, наряды (сейчас к этому бы наверняка добавили яхты и катера), а другой говорит: «Я ничего не могу предложить тебе, только свою любовь», и она выбирает второго. То же самое происходит с героями «Пиковой дамы». Лизе делает предложение богатый и знатный князь Елецкий, но она выбирает Германа.

– Вам было важно, что действие оперы происходит в XVIII веке?

– Демонстрация нравов XVIII столетия не входила в наши планы.

– А на ваш замысел повлияло то, что Чайковский сочинил «Пиковую даму» во Флоренции?

– Нет. Фокин с самого начала подчеркивал петербургские мотивы и много говорил о Достоевском.

– Вы сами сейчас что-нибудь сочиняете?

– В данный момент нет. В последний месяц все мое время принадлежало «Пиковой даме». Но сочинять, очевидно, буду.

– Одним дирижерам важнее, чтобы голос певца звучал как музыкальный инструмент, другим интереснее индивидуальность певца. Что выбираете вы?

– Если индивидуальность певца не идет вразрез с намерениями дирижера, то это просто замечательно. А если он не чувствует ансамбля и стиля постановки, а гвоздит то, что гвоздил за двадцать лет до этого, такое никому не нужно. Индивидуальность должна чувствовать стиль постановки, волю дирижера и искать в этом что-то свое. Можно даже пойти за певцом, если он исходит из тех же соображений, что и режиссер, дирижер и другие участники спектакля. В оркестре мне тоже нужны индивидуальности, но если каждый будет играть так, как он хочет, это будет не оркестр, а черт знает что. К сожалению, многие певцы стремятся любой ценой подчеркнуть свою индивидуальность, не понимая, что талантливый музыкант не будет стилистически выбиваться из общей работы, а добавит в нее то, что ее украсит.

– Летом вы исполняли оперу «Алеко» в Испании с молодыми певцами, сейчас репетировали с оперными звездами. С кем легче работать?

– Если оперные звезды – талантливые люди, у которых есть голос и опыт, то с ними, конечно, легче. Но я люблю молодежь: молодым певцам порой не хватает опыта, они волнуются, у них не совсем устоявшиеся голоса, но есть огромное желание работать, и они ловят буквально каждое слово.

– Российскому Национальному оркестру, которым вы руководите, долго не оказывали государственную поддержку, потом дали грант, но долго его не выплачивали. Оркестр, наконец, его получил?

– Мы получили грант, и жизнь оркестра стала немного легче. Приятно, что после стольких лет справедливость все же восторжествовала. Хотя и не полностью: сейчас некоторые оркестры, получившие президентские гранты, требуют их индексации. Значит, дотация этим коллективам будет в два раза больше, чем наша. И это в конечном итоге снова приведет к нездоровой ситуации. Вместо того, чтобы заниматься музыкой в равных условиях, оркестранты снова начнут думать о зарплате, кто-то попытается из одного оркестра перебежать в другой.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 октября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: