Главная / Газета 5 Октября 2007 г. 00:00 / Культура

Мотоциклом по классике

Франко Дзеффирелли привнес на московскую оперную сцену немного Голливуда

ЮРИЙ ТИМОФЕЕВ

Маэстро Франко Дзеффирелли – легендарный кинорежиссер, художник и специалист по опере – в среду на сцене Кремлевского дворца доказал, что опера может быть захватывающей, как голливудский триллер. Его «Паяцы» хоть и выдержаны в духе классических канонов, но по сцене ездят мотоциклисты, а герои то и дело устраивают поножовщину.

Фото: ИТАР–ТАСС
Фото: ИТАР–ТАСС
shadow
Удививший москвичей интернациональный состав (хор из Израиля, солисты из Америки, Италии и Кореи) – привычная вещь в оперной практике. В крупных театрах за месяц могут выступить три Кармен из разных стран, и каждый раз у них будет новый партнер. Публике обещали «московскую премьеру», и все с нетерпением ее ждали. Известно, что Дзеффирелли не клонирует свои оперные постановки, а каждый раз придумывая особый вариант. Но это оказалось правдой только наполовину. На самом деле этот вариант «Паяцев» был поставлен для Афин, но в Москве его действительно сыграли в первый раз.

Маэстро Дзеффирелли обычно хранит верность оперным канонам. Его коллеги с оперными дипломами осовременивают сюжеты, превращая Макбета в партийного чиновника или заставляя Виолетту из «Травиаты» танцевать стриптиз у шеста, или вообще сливают двух персонажей в один (Ленский в одной из последних постановок «Евгения Онегина» в Большом взял на себя функции француза Трике).

Дзеффирелли в этом смысле ближе кинорежиссеры, чем коллеги по цеху. Приходя в оперу, киношники хранят верность духу и нотам, написанным композитором. Ярким примером стал «Борис Годунов», поставленный Александром Сокуровым. Российский мэтр использовал самые современные технологии, чтобы воссоздать классические каноны и пышность боярских костюмов. Дзеффирелли, едва приехав в Москву, тоже шутил, что если ставишь «Аиду», то нельзя превратить ее героев в немцев, осаждающих ворота Кремля. Его «Аида» и «Травиата», показанные в Москве несколько лет назад, были образцом не только музыкального исполнения, но и стиля эпохи. Однако бывают исключения даже из самых строгих правил. Именно это произошло с Дзеффирелли, когда он взялся за «Паяцев». Маэстро, не раз ставивший эту оперу, переносил действие то в 40-е годы прошлого века, то в наши дни.

Кстати, именно в наши дни происходит действие московского спектакля «Паяцев». Массовка ездит по сцене на мотоциклах, скутерах и катается на роликах. Дзеффирелли остался верен стилю в мелочах. Его спектакль точен до мельчайших деталей, как фильм какого-нибудь кинорежиссера-неореалиста. На сцену выезжает самый настоящий балаган и выступает множество циркачей – акробатов и жонглеров. В спектакль проник даже феллиниевский персонаж – толстуха-акробатка в коротеньком розовом платьице. У Канио (американец Роберт Лич) немало причин для ревности: он старше своей жены Недды (итальянка Амарилли Ницца) как минимум лет на 20. Он стареет, а ей хочется любви и ребенка. Даже одну из своих коронных арий Недда поет, собирая вокруг местных малышей.

Солисты играли оперу, как театральный спектакль, но интереснее всего было следить за хором и массовкой. У каждого из участников спектакля свой характер, своя линия поведения и масса интересных поступков.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 октября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: