Главная / Газета 5 Октября 2007 г. 00:00 / Культура

Руководитель дирекции радиовещания ВГТРК Сергей Архипов

«Пришло время государству послушать, что говорит аудитория»

Беседовала Кира ВАСИЛЬЕВА

Радио «Маяк», которое находится в эфире уже 43 года, недавно сменило формат вещания в FM-диапазоне. Теперь это новостное и разговорное радио для людей в возрасте от 25 до 45 лет.

shadow
О новом облике станции, о свободе слова в государственных СМИ и о том, как радийщики готовятся к парламентским выборам, «НИ» рассказал директор дирекции радиовещания ВГТРК Сергей АРХИПОВ.



– Сергей Сергеевич, радио «Маяк» знакомо всем с детства. Но жизнь меняется. Станция успевает за этими переменами?

– Это радио в эфире уже 43 года, и, когда я пришел на ВГТРК, «Маяк» вещал в том же виде, что и почти полвека назад. Мне захотелось сделать эту радиостанцию более динамичной, омолодить аудиторию, и в этом направлении уже произошли кардинальные изменения. Мы поменяли сетку вещания, пригласили новых ведущих. Например, утром в эфир выходят Геннадий Бачинский и Сергей Стиллавин, затем в 11 утра их сменяют Антон Комолов и Ольга Шелест, а в 14 часов в студии появляется тоже очень живая пара – Катя Гордон и Толя Кузичев. К тому же на «Маяке» вместо больших, объемных политических и аналитических передач в эфир выходят короткие информационные выпуски, и каждый слушатель может дозвониться и высказать свою точку зрения на ту или иную проблему. Мы очень долго внимательно слушали, что нам говорит государство. Теперь пришло время государству послушать, что говорит аудитория.

– Но все же ваше радио государственное. Как у вас со свободой слова? Есть давление со стороны чиновников?

– Вы знаете, у меня пока подобных проблем не возникало. Все более чем демократично, поверьте мне. Надеюсь, что так будет и дальше. Хотя существует внутренняя цензура – она должна присутствовать у каждого уважающего себя журналиста. И это не потому, что боимся. Мы руководствуемся исключительно нормами внутреннего этического кодекса, которых обязан придерживаться любой работник СМИ.

– Как такие неординарные личности, как Бачинский и Стиллавин, вписались в формат такого серьезного радио, как «Маяк»?

– Очень хорошо вписались. В России просто сложился такой стереотип – если радио государственное, значит, скучное. Я решил этот стереотип разрушить. Например, каждый понедельник с Бачинским и Стиллавиным у нас ведет эфир политолог Михаил Леонтьев. Я даже порой удивляюсь, как в компании этих ребят меняются люди. Например, недавно к ним в гости приходил Николай Сванидзе, который вообще был на себя не похож: об очень серьезных вещах он говорил весело и непринужденно. Я думаю, что люди, которые не очень любили Сванидзе за его назидательность, после нашего эфира свое отношение к нему изменили. Новый формат с Бачинским и Стиллавиным заставляет даже людей, которых привыкли видеть в амплуа политических зануд, раскрываться по-новому – быть более человечными и интересными. И от этого они сразу становятся ближе аудитории, что очень важно.

– А как на такие новшества отреагировали радиослушатели?

– Разные отзывы поступают. Кто-то хвалит, а кто-то ругает, но радует одно – равнодушных нет. К тому же значительно увеличилось число молодых слушателей в возрасте от 25 до 45 лет, на которых мы сейчас и работаем. Именно для них мы изменили формат вещания: пытаемся говорить легко и понятно о серьезных вещах. Наши новые слушатели выросли на переломе двух эпох, и они не поймут, если им государство в лице «Маяка» начнет что-то внушать. Они сами хотят мыслить, думать и находиться в постоянном диалоге с властью, и хотелось бы, чтоб власть об этом тоже не забывала.

– Работая для молодежи, вы не боитесь потерять традиционных слушателей «Маяка» – людей старшего поколения?

– Для граждан за 50 у нас осталось «Радио России». Основная проблема ведь была в том, что аудитории «Маяка» и «Радио России» пересекались практически на 100%. То есть в государственном холдинге было две радиостанции, которые работали на одну и ту же возрастную группу, а молодое поколение выпало из зоны внимания. К тому же пока на «второй кнопке» (радиотрансляционная сеть. – «НИ») «Маяк» остался прежним, обновился он только в FM-диапазоне.

– На «Маяке» теперь 25% эфира отдано музыке. Какие мелодии включаете?

– Вообще музыка у нас появилась для того, чтобы уши радиослушателей могли немного отдохнуть от информации, а мозги легко переключались с одной темы на другую. Для этого мы включаем «Топ 40» – русские и зарубежные новинки, в общем, то, что популярно и на слуху.

– И как часто в эфир выходят новости?

– Краткие новости выходят каждые 15 минут, а в последнюю четверть каждого часа – спортивные обозрения. Это слушателями востребовано, потому что молодежь сегодня, особенно в крупных городах, придерживается здорового образа жизни.

– Кого вы считаете главным конкурентом «Маяка» на FM-волнах?

– В формате, в котором работаем мы, не работает больше никто. Формата news-n-talk в России для аудитории 25–45 лет, на которую мы сейчас ориентируем «Маяк», еще не было. Многие мои коллеги с других радиостанций считают, что наш проект обречен на провал. Но время покажет, кто прав…

– Может, за рубежом есть что-то подобное?

– За рубежом такого проекта тоже нет, мы первопроходцы. Но я считаю, что русская молодежь гораздо более умная, более читающая и более интересующаяся, чем заграничная. Об этом свидетельствует колоссальное количество писем на наших форумах. Кстати, количество посещений сайта в последнее время с 20 тысяч в сутки возросло до 30 тысяч, и это при том, что особой рекламы обновленного «Маяка» не было.

– Значит, на FM-волнах у вас конкурентов нет, а средние и длинные волны кто-то в России, кроме вас, осваивает?

– На средних и длинных волнах, кроме «Маяка» и «Радио России», не вещает практически никто. Есть очень мелкие локальные станции, но их такое небольшое количество, что всех вместе их можно отнести к статистической погрешности.

– На обновленный «Маяк» затраты ВГТРК сильно увеличились?

– Они не только не увеличились, но, я думаю, мы их существенно уменьшим. Знаете, радио ведь теперь живет не только на государственные деньги, но и на доходы от рекламы. Именно из этих денег мы оплачиваем труд наших новых сотрудников. Как вы думаете, захочет ли серьезный профессионал работать на государственном радио за 6–7 тысяч рублей в месяц? А ведь ровно столько положено нашим журналистам из госбюджета.

– Сегодня во всех старых домах, да и во многих новостройках есть радиоточки, но вот приемников для них соответствующих нигде нет. Эта проблема как-то решается? Ведь это тоже в ваших интересах.

– Знаете, трансляционная сеть уже умирает, и она, к сожалению, а может, и к счастью, в ближайшие годы вообще прекратит свое существование. Да и с переходом на цифровое вещание надобность в ней отпадет. Я надеюсь, скоро мы полностью перейдем на «цифру».

– Сейчас у вас уже появляется какая-то техника для этого?

– Пока нет, но мы активно разрабатываем схемы для перехода на цифровое радиовещание. Планируем сделать это как можно быстрее, ведь если государственное радио вовремя не встанет на цифровые рельсы, его можно будут вообще похоронить.

– Возглавив Госрадио, вы также обещали, что произойдет ребрендинг радио «Юность». Какова сегодня его судьба?

– В скором времени «Юность» может выйти под другим именем, потому что слово «юность» уже не модно в кругу людей, на которых мы собираемся работать. Это будет аудитория от 12 до 19 лет. Подробнее вы все узнаете в самое ближайшее время – к Новому году мы определимся, каким будет радио для подростков.

– А радио «Культуру» и «Радио России» не собираетесь реформировать?

– «Культуру» ждет очень серьезная реформа. Дело в том, что у этого радио очень маленькая сеть распространения. К великому сожалению, это радио сейчас при больших затратах на производство – мы сами пишем и симфонические концерты, и ставим радиоспектакли – вещает в пустоту. В скором времени большое количество программ с радио «Культура» перейдет на «Радио России». Также туда уже перенесено большое количество аналитических и политических программ, которые раньше выходили на «Маяке». Вместе с тем на «Радио России» увеличится детское и литературно-художественное вещания. Мы будем давать в эфир много концертов, причем не только симфонической, но и народной музыки. Они будут записываться в студии, что гарантирует слушателям хорошее качество. Для этого мы будем сами искать достойные коллективы, которые по финансовым или пиар-причинам еще не известны публике, и будем помогать им. Но сразу оговорюсь: программы «Минута славы» на «Радио России» не будет!

– Что будет происходить в предвыборный период в эфире ваших радиостанций?

– Ничего хорошего. Мы радио государственное, формат у нас общественно-политический, и по закону мы обязаны зарегистрированным политическим партиям предоставлять большое количество бесплатного эфирного времени. С одной стороны, это, конечно, правильно и помогает нашим слушателям определиться, за кого голосовать. Но, с другой стороны, вы можете представить, какое количество практически одинаковых роликов с одинаковыми лозунгами и платформами обрушится на бедную российскую аудиторию! Как показывает практика, рекламные партийные агитки друг от друга отличаются настолько слабо, что порой доходит даже до курьезов. Например, их записывают в одной и той же студии и одним голосом! И вот, представляете: в радиоэфире этот голос сначала призывает голосовать за «Единую Россию», следом тот же самый голос убеждает голосовать за КПРФ, а в третьем ролике он же от имени избиркома зовет просто прийти и проголосовать…

– Как бы вы предложили решить эту проблему?

– Я бы рекомендовал политическим партиям лучше работать с креативом своей рекламы. А вообще, считаю, что по качеству предвыборных роликов надо создавать специальную комиссию, где будут сидеть опытные люди и давать советы. Хотя практика показывает, что наши политики не очень прислушиваются к креативщикам. На это есть причины – бюджет освоен, деньги заплачены, продукт произведен, и его остается только разместить, а вот насколько эффективно такое размещение, мало кого волнует.

– А дебаты в вашем эфире будут?

– Мы обязаны в период агитации давать полчаса в сутки для дебатов. Но по опыту прошлых лет замечу, что представители политических партий не очень-то и хотят беседовать в эфире со своими оппонентами, а тем более с аудиторией. Они мечтают все 30 минут, отведенных для дискуссий, рассказывать о том, какая замечательная у них партия. Редко кто соглашается на диалог с конкурентами и слушателями. Иногда кандидаты в депутаты специально опаздывают на эфир, а потом требуют, мол, давайте нам наши положенные полчаса. Мы, естественно, им объясняем – не положено, вы опоздали. В результате они устраивают скандалы. Так что перед выборами наши сотрудники по привычке запасаются корвалолом и валерьянкой.


СПРАВКА

Сергей АРХИПОВ родился 7 мая 1962 года в Москве. Окончил Институт стран Азии и Африки (ИСАА) при МГУ им. М. В. Ломоносова. В 1984 году стал корреспондентом Международного московского радио. С 1991 по 1993 год – генеральный продюсер «Радио Рокс». С 1994 по 1995 год – владелец собственной студии по производству аудиорекламы. В 1995 году стал одним из учредителей радиостанции «Русское радио». В 2001–2007 годах занимал пост президента «Русской медиагруппы», одновременно являясь главным редактором «Русского радио». В апреле 2007 года назначен заместителем генерального директора – директором Дирекции радиовещания ВГТРК. Вице-президент Индустриального комитета СМИ.
Увлекается каратэ, переводит стихи с древнекитайского.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 октября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: