Главная / Газета 26 Сентября 2007 г. 00:00 / Культура

Московские миражи

В центре Парижа неожиданно появился ленинский мавзолей

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ, Париж

В столице Франции открылась выставка «Москополис», на которой представлена дюжина работ самых актуальных и востребованных художников столицы России. В результате французы смогли убедиться, насколько непредсказуема и громоздка Москва. Ведь даже люди искусства, которые, по идее, должны ее воспевать, питают к родному городу непримиримые чувства: умиление здесь соседствует с отвращением.

Кирпичная копия усыпальницы советского вождя оказалась самой интересной для парижан.
Кирпичная копия усыпальницы советского вождя оказалась самой интересной для парижан.
shadow
Верхний этаж одного из самых знаменитых парижских магазинов на Елисейских Полях не первый раз выступает как площадка для современных арт-проектов. Однако, создавая здесь исторические экспозиции, местные кураторы крайне редко отдают ее на откуп «пришельцам». На этот раз слились две мощные амбиции: французы заинтригованы «богатыми русскими» и искренне хотят прочувствовать Москву – хотя бы узнать, что с ней нынче происходит, а наши художники не прочь оказаться в респектабельном месте, вписаться в западные стандарты качества. Союз получился очень причудливый.

К чести парижан, места они не пожалели: каждому художнику выделено по залу, где он мог развернуть сочинение на тему «родной город». В итоге получились 11 отдельных выставок-инсталляций и у каждой – своя московская история. Зрителей, поднявшихся на лифте (в лифте, кстати, ждет отдельное приключение – одна из кабинок погружена в беспросветный мрак – ощущение, что едешь в гробу), встречает размашистая живопись Валерия Кошлякова на прозрачной пленке. Кошляков давно известен своими имперскими работами с растекшейся краской. Он воспевает тени великих городов и народов. Понятно, что Москва в его красках – совершенная фикция и к реальности почти не имеет отношения.

Тема «Москва-запредельная» продолжается в особом зале-закутке, где проецируется видео Веры Перетрухиной «Парад»: с помощью компьютера она размножила девушек в винтажных одеждах и пустила их маршировать по Красной Площади на манер сталинских физкультурников.

Одна из самых изобретательных инсталляций ожидаемо вышла из мастерской концептуального архитектора Александра Бродского. В этот раз он представил «Рассвет на Яузе-реке». Из динамиков несется музыка Вивальди, перебиваемая сигналами точного времени из времен Союза. Сама река, идущая через весь зал, – не более чем косяк прозрачных бутылок, изредка перебиваемых похожими на головастиков использованными презервативами. Перед «рекой» выстроен парапет из серых кирпичей, с которого свисает одинокая удочка. Получился монументальный памятник последнему рыбаку.

Между тем одно из самых развернутых и обстоятельных высказываний о Москве предложил другой концептуалист Павел Пепперштей. Боюсь, правда, французы задуманной с ними игры не оценят. Ведь один из главных экспонатов – письмо художника президенту и двум мэрам (Москвы и Питера) – в нем сумбурно объясняется, зачем переносить «двор». Далее идут рисунки, где видно, что ожидает наш город в этом раскладе – зрелище мощное и этой мощью подавляющее (будет даже своего рода мать-защитница, которая уничтожает вражескую авиацию, парящую над новой столицей, снарядами из грудей).

По части странных и неузнаваемых образов в «Москополисе» лидирует новая работа художника с чеченскими корнями (это постоянно подчеркивается ради политкорректности) Алексея Каллимы. С помощью фосфоресцирующих красок он написал вид какого-то спального района с его обитателями (типа парней в «трениках» и ночных визитеров в продуктовые ларьки). Судя по ярко переливающемуся солнцу, это – Солнцево. Здесь стоит сказать, что едва ли не все художники были настолько захвачены формальными опытами (вроде фосфорических красок Каллимы), что содержание затерлось. Каждый обкатывал эффектный с его точки зрения прием: а вдруг на Западе будет иметь громкий успех? Например, переметнувшийся на видеоарт бывший график Кирилл Челушкин спроецировал две сталинские многоэтажки на некую пластиковую конструкцию. В итоге движущееся изображение размылось, потекло и превратилось в еще один московский мираж. Ольга Чернышева по-прежнему пристально вглядывается в «уходящую натуру» – на этот раз ее внимание привлекли дежурные дамы на станциях метро. Остается только добавить, что Олег Кулик, отошедший от собачьих дел, перенес в Париж свою юрту, выстроенную им во время Московской биеннале.

Все перечисленные высказывания о московских странностях так и утонули бы во внутреннем море чувств художников, если бы над ними не высился мощный айсберг. Группа «Обледенение архитекторов» возвела на крыше здания из красных кирпичей уменьшенную копию мавзолея. В результате над всем Парижем завис ленинский зиккурат. Этого сувенира вполне хватило, чтобы возбудить западного зрителя и взять на испуг – русские идут.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 сентября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: