Главная / Москва / 24 Сентября 2007 г.

Блюз у лестницы

Москва не оценила фестиваль подземных музыкантов

ДАРЬЯ РЕШЕТКО

В минувшие выходные в Москве проходил фестиваль Rozamira, подаривший столице небольшой «карнавал современного искусства». Серые дома на московских окраинах разрисовали современные художники, в Камергерском переулке станцевали брейкдансеры, машины в пробках вынуждены были пропустить вперед художественно раскрашенные бетономешалки. Но самую необычную акцию устроили на Манежной – «парад подземных музыкантов».

Необычные барды оказались непонятыми миром любителей шопинга.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Необычные барды оказались непонятыми миром любителей шопинга.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Нижний и средний этаж торгового комплекса, а также два подземных перехода (к Манежу под Моховой улицей и к Историческому музею под Манежной площадью) не скучали три дня. Днем и вечером посетителей и прохожих развлекали несколько интернациональных команд, среди которых французский человек-оркестр Гаэль ле Билан и его русский «собрат» Гордей, играющий на пластмассовых ведрах, москвичи с контрабасом и валторной «Такида» и харизматичный минский дуэт барабанщика и аккордеониста «Гурзуф». Впрочем, веселее было скорее самим выступающим – жители столицы большого интереса к неформатной музыке не проявили.

В субботу на небольшом пространстве у лестницы, той самой, что напротив стеклянных лифтов, разместился Флойд Ли. 74-летний афроамериканец с гитарой и добрыми глазами оказался всемирно известным блюзменом, однако распознать профессионала в нем смогли немногие. Лишь не более трех десятков человек из непопсовой молодежи, вроде тех, что посещают концерты в «Проекте ОГИ» и «Китайском летчике», задержались около Флойда с целью послушать забытые ритмы в духе Армстронга. Неискушенного же зрителя присутствие музыканта волновало не больше, чем соседняя палатка с мороженым – увлеченные шопингом девочки пробегали мимо, задевая гитарный гриф певца большими пакетами с покупками. К счастью, задорного американского дедушку это волновало мало – он не переставал подмигивать своим немногочисленным зрителям и кричал «sing!» («Пойте!») случайно задержавшимся рядом парням в фанатских шарфах. Те удивленно спрашивали, что он сказал, и, пожимая плечами, уходили.

Московская команда «Такида» развернула на площадке у выхода из комплекса целый оркестр – с трубой, барабанами и контрабасом. Однако то ли место оказалось непроходным, то ли завершившие шопинг посетители дольше задерживаться не собирались, но зрителей тут оказалось еще меньше, чем у Флойда. Отчасти слушателей отбили участники струнного ансамбля – завсегдатаи перехода под Манежной, уже не первый год исполняющие там заезженную классику вроде «Времен года» Вивальди, но в официальную программу фестиваля не включенные. На них, по крайней мере, не смотрели как на непонятную самодеятельность и подолгу задерживались рядом.

Из поставленных организаторами задач – удивить зрителя и совершить «хождение» современного искусства в народ – получилось, пожалуй, лишь первое. Продвинутый арт – авангардную живопись, видеоинсталляции и неформатную музыку – у нас в стране способны воспринимать немногие. Европейский опыт подобных фестивалей, собирающий массы заинтересованных зрителей в парках, музеях и на площадях, нам пока незнаком. Публика готова удивиться и посмеяться, однако задержаться и послушать блюз не входит в ее планы.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 сентября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: