Главная / Газета 19 Сентября 2007 г. 00:00 / Культура

Свет в центре тоннеля

Почему отечественные фильмы ужасов действительно ужасны

ВИКТОР МАТИЗЕН

Давно замечено, что если наши режиссеры любят снимать жанровое кино, то не любят соблюдать его законы. И если бы в кинематографе, как в футболе, за грубое нарушение правил игры удаляли с поля, ряды российских кинематографистов сильно бы поредели. Но даже на этом фоне только что вышедший в прокат триллер «Путевой обходчик» изумляет своим пренебрежением к принципам построения подобных лент, а заодно к физике и логике.

С формальной точки зрения фильм Игоря Шавлака ближе всего к «слэшеру», то есть «рубильнику», или «потрошильнику». Слэшер – страшилка для подростков, которые обожают жуткие истории. Согласно канону, здесь требуются молодежная компания, заброшенное место и обитающий в нем маньяк, который на протяжении фильма поочередно разделается со всеми, кроме так называемого «выживалы» – везунчика, который разделается с ним самим. Эти константы обеспечивают зрителю определенную ориентацию в пространстве фильма и тем самым известный комфорт, без которого жанр – не жанр.

Герои «Путевого обходчика» – три сообщника, ограбившие московский банк и скрывшиеся с места преступления в заброшенный метротоннель, выход из которого в безопасное место на поверхности должен был обеспечить (обозначить стрелками) организатор налета, но не обеспечил, потому что был убит путевым обходчиком. При отступлении налетчики прихватывают в тоннель заложников – милиционера со связанными руками и двух женщин – клиентку и кассиршу. Самим бандитам в такой ситуации заложники ни к чему – прикрываться ими не от кого, тащить с собой незачем, зато они нужны создателям фильма для того, чтобы попугать зрителей женским визгом и предоставить маньяку больше времени и возможностей для рубки мяса. Так, обнаруживается, что грабители не имеют собственной логики поведения и являются заложниками авторской воли.

Марионетками являются и все прочие персонажи, включая маньяка. Надо полагать, что режиссер со сценаристом (он же продюсер) Валерием Кречетовым испытывают от этого особое удовольствие, сродни тому удовольствию, которое получает начальник-самодур от беспрекословного исполнения подчиненными его идиотских приказов: чем бессмысленнее исполняемый приказ, тем абсолютнее власть.

Взять, к примеру, пленного милиционера. В один прекрасный момент Шавлак с Кречетовым руками бандитов развязывают его и дают ему в руки автомат только для того, чтобы он с перепугу выпустил очередь в предварительно подставленную под нее кассиршу. При этом кассирше не было никакого резона прятаться там, где ее застигли выстрелы. После этого страж порядка перестанет быть нужен, и через минуту они подставляют его самого под удар маньяка.

Пора, кстати, поговорить и о маньяке. Это обитающий под землей бессловесный мутант в черной маске и с кайлом в руках. В большинстве эпизодов он передвигается со скоростью зомби из фильмов Джорджа Ромеро, но иногда проявляет повышенную резвость – впечатление такое, будто авторы случайно нажали клавишу быстрой перемотки. При этом они показывают его либо на большом удалении от персонажей, либо в момент нападения, опуская промежуточные передвижения. Выглядит это примерно так: в первом кадре мы видим медленно шлепающие по жиже ноги маньяка и свисающую головку кайла, во втором – будущую жертву с револьвером посередь освещенного (!) пространства, а в третьем кадре – острие кайла, врубающееся в ее спину. Что происходило в промежутках между кадрами, предоставляется домыслить зрителям в качестве самостоятельного упражнения. Правильный ответ: пока оператор переставлял камеру, исполнитель роли маньяка перебрался поближе.

Расправившись с очередным персонажем, обходчик вырывает у него глаза при помощи инструмента, напоминающего штопор, и бросает в банку-копилку. В голливудских хоррорах подобные изуверские наклонности толкуются при помощи психоанализа, но авторы и персонажи «Путевого обходчика» хранят по этому поводу гробовое молчание, объясняемое только умственной ленью одних и малограмотностью других, поскольку придумать развесистое объяснение мотиву ослепления жертв с целью изъятия у них органов зрения было бы совсем нетрудно.

Ввиду того, что заторможенный обходчик обладает сверхъестественной способностью незаметно подбираться к жертвам и долбать их кайлом, спасти героев может только чудо. И оно у авторов наготове: когда из шестерых остаются в живых двое – клиентка и командир налетчиков, им подворачивается мотоцикл, на котором они прямиком выскакивают на поверхность, да еще и с сумкой награбленных денег. Хотя, по идее, должна была выбраться одна ободранная девица – так называемая «последняя блондинка».

Оргвывод отсюда только один – строгий выговор руководству Московского метрополитена. За то, что жжет свет в неиспользуемых тоннелях, оставляет открытыми входы и выходы и, главное, за то, что пустило в свои владения съемочную группу «Путевого обходчика».

Опубликовано в номере «НИ» от 19 сентября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: