Главная / Газета 19 Сентября 2007 г. 00:00 / Культура

Москва обманет, коза спасет

В театре Et Cetera показали премьерный спектакль про столичные пороки

ОЛЬГА ЕГОШИНА

Свой 15-й сезон театр Et Cetera открыл премьерой спектакля «Компаньоны» по пьесе Александра Галина в постановке автора. Спектакль был объявлен бенефисом актрисы Людмилы Дмитриевой, работающей в театре с его основания. После спектакля художественный руководитель Александр Калягин вручил цветы бенефициантке и драматургу, который несколько дней назад отпраздновал свой юбилей.

Столичные актеры с удовольствием играют сельчан, облапошенных жителями мегаполиса.<br>Фото: ИТАР–ТАСС. АЛЕКСАНДР КУРОВ
Столичные актеры с удовольствием играют сельчан, облапошенных жителями мегаполиса.
Фото: ИТАР–ТАСС. АЛЕКСАНДР КУРОВ
shadow
Известный драматург Александр Галин написал к юбилейному сезону своего любимого театра Et Cetera в подарок пьесу «Компаньоны». Александр Калягин, в свою очередь, решил впервые в истории устроить бенефис актрисе Людмиле Дмитриевой. А также посвятить премьеру юбилею своего высокочтимого друга-драматурга Александра Галина. Тут круг подарков к юбилею замкнулся. И от круговорота подарков несколько рябит в глазах.

Из нашей жизни давно выпало понятие бенефисной пьесы, столь процветавшей на сцене XIX века. Для актеров такая пьеса была возможностью и публику привлечь, и себя показать. Для драматургов – возможностью пристроить на сцену произведение, от которого дирекция отказалась. Среди бенефисных пьес попадались такие бесспорные шедевры, как «Не в свои сани не садись», поставленная ради примы Малого театра Любови Никулиной-Косицкой и ставшая сценическим дебютом Александра Островского. Но в основном бенефисная продукция должна была отвечать следующим требованиям: дать выигрышную роль бенефицианту, привлечь публику и по возможности предоставить «выигрышные минуты» и остальным участникам. Бенефисные пьесы щедро наполняли танцами, песнями, переодеваниями, трогательными монологами, забористыми репризами.

В пьесе «Компаньоны» есть выигрышная женская роль поселянки Людмилы Петровны Каштановой, которая является счастливой обладательницей коровы и козы. Петровна и косит, и пляшет, и жалуется на женскую долю, и переодевается в платье и туфли от кутюр, и бегает за мужем с косой, и уже практически становится миллионершей, и в конце концов,у разбитого корыта снова находит в себе кураж пошутить с козой Розкой. У Петровны есть слабохарактерный муж, который приводит в ее тихую деревню, расположенную в двухстах километрах от столицы, двух злодеев. Злодеи – это пройдоха-адвокат и красотка-нотариус. Они ведут свое злодейское дело прямо на глазах публики, но скрытно от Петровны. Облапошив и ее, и мужа-алкоголика, «пришельцы» поспешно удирают в своей представительской машине, прихватив с собой все трудовые сбережения, собранные от продажи молока и мяса домашнего рогатого скота. Александр Галин, походя, ответил сразу на два главных вопроса русской жизни – «что делать?» и «кто виноват?». Виноваты, понятно, столичные адвокаты и нотариусы. А чтобы выжить простой поселянке, надо доить свою корову и свою козу.

Написанная в жанре типичной истории из женского глянцевого журнала (муж-алкоголик, дочь-проститутка) с вкраплениями персонажей и сленга из анекдотов о «новых русских», пьеса Александра Галина идеально вписывается в представление о бенефисной пьесе средней руки. И не удивлюсь, что скоро мы станем свидетелями ренессанса бенефисных постановок, ролей и пьес. Благо лекала и тех, и других, и третьих, как выяснилось, сохранились в неприкосновенности. По крайней мере, лекала бенефисной комедии из жизни поселян.

Чтобы играть в бенефисной пьесе, актеру нужен повод – бенефис и кураж. У Людмилы Дмитриевой совпало и то, и другое. Для постановщиков бенефисной продукции рекомендуется простодушие. Если дело происходит в деревне, то сцену должна украшать трава. Если герой говорит о море и катерах, то хорошо бы над сценой привесить спасательный круг (опять же вещь вполне красочная и символическая). Если упоминается мостик, то и мостик хорошо бы на сцене продемонстрировать. Состоятельные театры могут позволить себе коров и коз в натуральном виде. Небогатые театры обойдутся записью соответствующих звуков: му-му. Запах навоза изображать не обязательно, а то он может заглушить запах бенефисных букетов, пропитывающих зрительный зал.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 сентября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: