Главная / Газета 11 Сентября 2007 г. 00:00 / Культура

Восточное негостеприимство

Министерство культуры Татарстана устроило политический скандал

ВИКТОР МАТИЗЕН

Программа Казанского фестиваля мусульманского кино «Золотой Минбар» оказалась очень интересной. Если демонстрируемые фильмы не «цепляют» эстетически, то задевают своей проблематикой – формально мусульманской, но содержательно общечеловеческой. На вид фестиваль кажется мирным и аполитичным, но политические страсти все же выходят на поверхность. Громкий скандал произошел на открытии, когда приглашенного в жюри и уже прибывшего в Казань чеченского режиссера Инала Шерипа отделили от других жюриоров и не пропустили к президенту Шаймиеву.

Инал Шерип не ожидал, что о нем «забудут».
Инал Шерип не ожидал, что о нем «забудут».
shadow
По сведениям «Новых Известий», которые так никто и не опроверг, министерство культуры Татарстана в срочном порядке исключило режиссера из судейской команды после разговора с Москвой. Говорят, в ходе беседы позвонивший информатор или чиновник назвал фильмы Шерипа «антироссийскими», а его самого – нежелательной фигурой. Остальные члены жюри выразили недоумение по поводу дискриминации своего коллеги, но открытых демаршей предпринимать не стали, дабы не портить репутации начинающегося кинофорума. Кинообозреватель «НИ» попросил представителей министерства официально прокомментировать случившееся. Те обещали сделать это через несколько минут, потом через полчаса, потом завтра. А на следующий день опять сказали, что дадут разъяснения через несколько минут и, наконец, дали их еще через полчаса. В результате комментарии свелись к тому, что Шерип был приглашен руководством фестиваля и включен в каталог без согласования с министерством. Насколько убедительна эта версия, читатель пусть судит сам, сопоставив ее со всем, сказанным выше. «Откровенно говоря, у меня в голове не укладывается эта ситуация, – признался «НИ» Инал Шерип. – Кстати, мне до сих пор никто так и не объяснил причину такого неуважительного отношения ко мне. Единственное, до меня дошли слухи, что якобы министр культуры исключила меня для подстраховки, и позже, поняв абсурдность ситуации, даже хотела лично извиниться. Поверьте, этого не произошло. Но я хотел бы поблагодарить всех моих коллег, которые поддержали меня в этой неприятной истории, и надеюсь, что в будущем фестиваль даст второе дыхание некоммерческому кино».

Самое комичное, что после отъезда чеченского режиссера на «Минбаре» показали фильм «Полигон» катарского режиссера и сотрудника одиозного телеканала «Аль-Джазира» Асада Таха, в котором Россия обвинялась в геноциде казахского народа путем испытания первой атомной бомбы под Семипалатинском. При этом постановщик ни слова не сказал о том, что советская власть также экспериментировала на коренном русском населении при ядерных и прочих испытаниях внутри России. Столь явно выраженная тенденциозность, однако, не помешала отборщикам взять картину в конкурс. И правильно, что не помешала – смотреть такие фильмы и общаться с их постановщиками умнее, чем подвергать их обструкции.

Еще больше пересудов вызвала почетная гостья фестиваля Катрин Денев, которой, по непроверенным данным, за два дня пребывания в Казани заплатили 50 тыс. долларов, но при этом не оговорили обязательств с ее стороны. В результате француженка трижды «продинамила» журналистов – раз в Москве и два раза в Казани, найдя несколько часов для прогулки по магазинам и всего десять минут (дважды по пять) для кратких и бессодержательных ответов на вопросы, заданные ей после двух долгих ожиданий в фестивальном центре и в аэропорту перед вылетом. Так лишний раз подтвердилось, что звезд лучше приглашать с «их» фильмами – тогда у них и запросы меньше, и языки длиньше. Впрочем, кинообозревателю «НИ» своим вопросом все же удалось вызвать у кинодивы заинтересованную реакцию, но об этом – чуть ниже.

В полнометражном конкурсе художественную планку пока держат выше других два фильма. «Гражданский долг» Джеффа Ренфо (США–Канада) – динамичная и провокационная картина про молодого безработного американца, который под воздействием СМИ начинает подозревать в терроризме своего соседа-араба. Ее провокационность в том, что хотя параноидальный и противозаконный характер поведения героя очевиден, однако при этом не исключено, что его подозрения справедливы. А «Поездка в Зигзигленд» Николь Балиньян – это как бы документальная хроника одного дня из жизни ее мужа – палестинского актера, который ищет работу по специальности в Лос-Анджелесе, а подрабатывает таксистом. К нему то и дело садятся разноцветные американцы, интересующиеся его происхождением, на что он отвечает: «Из Зигзигленда» и выслушивает разные смешные и не очень смешные комментарии.

Но самое большое впечатление из всей программы производит «Битва за Алжир» Джилло Понтекорво, вышедшая в 1966 году – поистине классическая «антиколониальная» и, как теперь ясно, пророческая картина того, как алжирские борцы за независимость при помощи террора вытесняли французов из Алжира. Убийства полицейских, взрывы в кафе и дансингах – и все, как понимаешь задним числом, ради того, чтобы перехватить власть и ввергнуть народ в еще большую нищету. Искусство режиссера таково, что внутренне встаешь то на сторону одних, то на сторону других.

В этой связи «НИ» и задали Катрин Денев единственный вопрос: не боится ли она в связи с прошлогодним «бунтом парижских предместий», что алжирцы, процент которых в стране все увеличивается, в конце концов выдавят французов уже из самой Франции? «Вы имеете в виду фильм Понтекорво? – неожиданно заинтересовалась Денев. – Нет, вряд ли стоит этого опасаться. Те, кто бунтовал в прошлом году, – это алжирцы, родившиеся во Франции, то есть французы. Они недовольны условиями своей жизни. Их возмущение – социальное, а не национальное». Так знаменитая француженка показала во время своего визита не только нрав, но и ум.

Опубликовано в номере «НИ» от 11 сентября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: