Главная / Газета 27 Августа 2007 г. 00:00 / Культура

Бедный Бунин

Российская литературная «нобелевка» уличена в нечестности

МИХАИЛ ПОЗДНЯЕВ

На третьем году существования Бунинская литературная премия («Русский Бунин») оказалась в центре скандала. Экспертный совет премии объявил о самороспуске и о снятии с себя ответственности за обнародованный список соискателей-2007. В лонг-лист в обход совета попали 10 имен. Пожалуй, это первый случай в новейшей премиальной истории, когда вслух объявлено, что в «товарищах согласья нет». Но, по словам экспертов, у них не было и иного выхода.

Читатели даже не представляют, в каких боях приходится участвовать их любимым авторам.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Читатели даже не представляют, в каких боях приходится участвовать их любимым авторам.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Хотя история негосударственных литературных премий в России насчитывает больше 15 лет (первой ласточкой был учрежденный в 1991-м «Русский Букер») и вердикты жюри почти никогда не встречались единодушно (писатель не червонец, чтоб все любили), скандалов до последнего времени все же удавалось избегать. К чему выносить сор из избы, если нам дальше вместе жить и увенчивать друг друга и своих фаворитов лаврами?

Тишь да гладь в премиальном заповеднике нарушил Василий Аксенов. Председатель жюри «Букера-2005», он демонстративно отказался провозгласить победителем Дениса Гуцко: «Мне роман не понравился, поэтому я и отказался объявлять имя лауреата». Казалось бы, досадный казус. Ну, рассердило Аксенова то, что остальные четверо «жюристов» иного, чем он, мнения, – маститый автор и, кстати, тоже букеровский лауреат, об этом и сообщил.

Но в пятницу, когда в Интернете, а затем и информагентствами было распространено заявление Экспертного совета Бунинской премии, книголюбам, следящим за премиальными сюжетами, стало ясно: раздача слонов – дело хорошее, но их пораздавали уже столько, что пора бы от филантропии перейти к объективности.

По уставу «Русского Бунина», существующего с 2005 года и прозванного нашей «нобелевкой», его Экспертный совет «проводит экспертизу произведений, поданных на конкурс, и формирует по ее итогам список претендентов на победу в количестве 8–10 авторов». Этот шорт-лист обсуждает жюри, называющее 22 октября, в день рождения Бунина, имя лауреата и четырех финалистов. Победителю выплачивается премия в размере 15 тыс. евро и вручаются диплом, золотая медаль и удостоверение к ней. Финалистам перепадает по 1 тыс. евро.

В этом году традиция премировать прозаиков (последним оказался Андрей Битов) была вдруг нарушена. Попечительский совет, памятуя, что Бунин писал не только рассказы и повести, но и стихи, решил сформировать лонг-лист исключительно из стихотворцев. Спорить с таким решением было глупо: разумеется, Бунин и поэт. Однако дальше начались вещи, весьма далекие от честного состязания: в список номинантов без согласования с экспертами попали 10 «нужников» – тех, чьи кандидатуры даже не рассматривались. И эксперты решили самораспуститься.

«Экспертный совет становится бутафорским органом, мнением которого никто не интересуется, – прокомментировал появившееся в СМИ заявление один из его подписантов, профессор Дмитрий Бак. – Мы, естественно, не можем и не хотим воспрепятствовать вручению премии тем, кому ее хотят вручить учредители. Но только Экспертный совет к этому не имеет отношения».

Профессор Бак добавил: «Наше письмо ни в коей мере не вызвано желанием спровоцировать скандал». Однако скандал – налицо. Нашла, наконец, коса на камень. И получила еще одно подтверждение давняя догадка: премиальный и литературный процессы протекают во все более разных плоскостях. То, что в экспертных советах и в жюри люди почтенные – ровным счетом ничего не решает. Кто платит, имеет право заказывать музыку. Порадеть родному человечку. Так и раньше случалось, так вышло и на сей раз. А экспертов недолго и других набрать.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 августа 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: