Главная / Газета 17 Августа 2007 г. 00:00 / Культура

Подмоченный репертуар

Залитые водой подмостки – главная театральная мода последних лет

ОЛЬГА СЕРЕГИНА

Лето – пора театральных фестивалей. Публика перемещается из Москвы в Авиньон, оттуда – в Эдинбург, чтобы себя показать и людей посмотреть, чтобы понять, кто из драматургов сейчас в фаворе, рассмотреть новинки техники, уловить тенденции мировой театральной моды. Как показывает это лето, по-прежнему самый модный спектакль – это «мокрый спектакль».

Сцены на воде смотрятся эффектнее (из спектакля «Дождь»).<br>Фото: ИТАР-ТАСС
Сцены на воде смотрятся эффектнее (из спектакля «Дождь»).
Фото: ИТАР-ТАСС
shadow
В рассказе Даниила Хармса директор цирка так анонсирует следующий номер: «Артисты в водолазных костюмах спустятся в стеклянный аквариум, где и будут под водой проделывать свои номера. Вы увидите под водой в клетке дрессированную акулу. Это очень опасно. Аквариум может разбиться, и тогда вода зальет весь цирк». Очень долго описанное воспринималось чистым юмором.

Вода и на цирковой арене, и на театральной сцене была стихией иллюзорной – либо нарисованной, либо сыгранной шевелением ткани.

Но постепенно, с развитием театральных технологий стало понятно, что использование реальной воды может дать совсем другой эффект. Реальные капли на лицах актеров, мокрые майки, мокрые волосы – все это повышает коэффициент доверия к происходящему. Поначалу режиссеры использовали умывальники, ведра, тазы. Героини мылись в тазах. Герои опрокидывали друг на друга ведра воды в любовных сценах. Водные дуэли-объяснения входили в моду.

Наконец, в 1998 году Лев Додин использовал в спектакле «Пьеса без названия» огромный бассейн. Сценические подмостки были выстроены над водой. А в бассейне актеры плавали, пускали кораблики с зажженными свечами. В воде персонажи занимались любовью. А в финальной сцене на зеленоватых водах под моросящим дождем качался труп героя. Спектакль стал лауреатом «Золотой маски» (и залил располагавшуюся под залом Центра имени Мейерхольда, где проходили гастроли, банковскую контору).

После этого сцены страны охватила настоящая бассейномания. Хотя, надо признать, вода на сцене часто оборачивалась катастрофой. Так, привезя в «Современник» «Корабль дураков», Николай Коляда вывел на несколько дней из строя механизмы театра. Сам драматург и режиссер рассказал «Новым Известиям» следующее: «Там полметра воды на сцене, и актеры все время ходят по воде, огромная лужа, в которую прыгать надо. Прорвало резину. И в результате все механизмы в театре были залиты. Директор театра меня до сих пор как видит, говорит: «А помните, вы нам все механизмы залили, и мы не смогли играть «Три товарища»? До сих пор мне вспоминает это».

Сохранять нужную температуру воды – особая задача для технических служб, часто из-за несовершенств театрального оборудования оказывающаяся невыполнимой. Так, в спектакле «Чайка» Алтайского театра драмы при помощи корыт и ведер соорудили «озерцо», по которому периодически ходят герои. Во время репетиций в городе шло плановое отключение горячей воды. Режиссер Владимир Золотарь вспоминает, что «для репетиций воду грели кипятильниками и в титане при театральной прачечной». В итоге титан сломался. А через пару часов вода остыла до неприличия. Многие артисты оказались с больным горлом, а один подхватил воспаление легких.

Следующим шагом стало создание сценических дождей. Не жалких струек, вроде тех, что капали из вытянутой трубы в жестяное ведро в ташкентском «Макбете» середины 70-х. А настоящих, поражающих воображение ливней. Под сценой для этого устраивается специальный резервуар. В него собирается стекающая вода, которая немедленно системой труб подается наверх под колосники, чтобы снова низвергнуться на доски сцены и на артистов. Теперь театры в своих анонсах щеголяют цифрами воды в тоннах.

Скажем, во фламандской постановке «Дяди Вани» Чехова, приезжавшей этой осенью на фестиваль «Балтийский дом», для натуралистического воспроизведения дождя потребовалось три тонны воды. А в московском мюзикле «Иствикские ведьмы» на сцену выливается целых 5,5 тонны воды.

Пина Бауш в спектакле «Мазурка Фого», показанном этим летом на Чеховском фестивале, сделала воду одним из главных действующих лиц. Воду у Бауш льют из бокалов друг на друга, выплевывают фонтанчиком изо рта. В огромном, как бассейн, водном коридоре, образованном из сложенного вдвое целлофана, как в подлинной стихии, бултыхаются артисты. Наконец, водное пространство возникает на огромном киноэкране.

А спектакль «Дождь» канадского цирка «Элуаз» так и заканчивался ливнем и всеобщим блаженным купанием в лужах, в потоках, в целых озерках воды, разлитых на сцене.

Следующим шагом в освоении водной стихии, видимо, станут постановки, где действие перенесется в подводный мир. А в сложный набор сценических дисциплин наряду с фехтованием и танцами войдут плавание и дайвинг.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 августа 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: