Главная / Газета 13 Июля 2007 г. 00:00 / Культура

Детям до 16 и старше

Секс и насилие на экране волнуют российских чиновников меньше, чем собственное отражение в кино

ЕВГЕНИЯ ДРОЗДОВА

В минувшую среду телеканал «Россия» снял с эфира активно анонсировавшийся сериал «Тюрьма особого назначения», посвященный обитателям единственной в нашей стране тюрьмы для помилованных убийц. Обосновать свое решение центральный канал отказался, однако известно, что сериал не устроил Федеральную службу исполнения наказаний. Это не первый случай, когда всевозможные государственные ведомства, и в первую очередь силовые, влияют на попадание того или иного фильма в телевизионную сетку и на большой экран. Между тем, как выяснили «Новые Известия», в России весьма либерально относятся как к откровенным сценам, так и к «чернухе» в кино. У киночиновников, заваленных просьбами от озабоченных чистотой мундира коллег, попросту не хватает времени на то, чтобы следить за психикой юных зрителей.

В российском кино предпочитают видеть «чистый фасад», не замечая монстров на экране.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
В российском кино предпочитают видеть «чистый фасад», не замечая монстров на экране.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
О том, в какую сторону направлен в России вектор «кинобарьеров», громко заговорили после запрета на прокат скандального фильма «Борат». В США картина побила все рекорды прокатной индустрии и стала абсолютным лидером, в России же отказались его показывать. Негативная реакция представителей сети кинозалов была вызвана главным образом тем, что «Изучение американской культуры на благо славного народа Казахстана» (второе название картины) так и не получил от Роскультуры прокатного удостоверения – своеобразного паспорта, без которого ни один фильм не имеет прав транслироваться в кинозалах. Угрожающая рекомендация, данная кинопрокатчикам, о «материалах, которые могут быть восприняты как уничижительные в отношении отдельных национальностей и религий и могут оскорбить определенную часть зрителей», подействовала безотказно: представители кинотеатров побоялись отзыва лицензии и отменили предполагаемую премьеру. На деле эксперты усмотрели идеологические причины запрета – дескать, негоже очернять братский Казахстан.

Паспорт для «Полумглы»

Не менее сложное решение приняла комиссия киноведов в отношении фильмов «4» Ильи Хржановского и «Полумгла» Артема Антонова. Почти полтора года после мировой премьеры на Венецианском кинофестивале картина «4» ждала своего часа для выхода в российский прокат. Возможный запрет арт-проекта обсуждался довольно долго: одни уверяли, что отвратительную сцену порнографии (когда деревенские старухи показали крупным планом свои прелести) нельзя показывать российскому зрителю, а другие придерживались патриотических взглядов о нелестном, даже негативном образе России в этой картине. Впрочем, тогда дистрибьюторы ленты после затянувшихся мытарств все же получили долгожданное право на прокат.

Внимание к «Полумгле» проявили эксперты Монреальского фестиваля: фильм молодого режиссера получил одобрительный отзыв и добился международного успеха. Но создатели ленты недолго купались в лучах славы. На кинофоруме в Выборге «Полумгла» подверглась жесткой критике, поскольку речь в картине идет о гонении пленных немцев, в которых женщины из маленькой русской деревеньки постепенно начинают видеть не фашистов, а несчастных людей и настоящих мужчин. После этого скандала в России ходили слухи о том, что Министерство культуры отказалось выдать прокатное удостоверение, однако в итоге оказалось, что чиновники просто слишком долго не могли принять решение, остановившись на ограниченном прокате картины. Кстати, похожий вердикт вынесли новому фильму Алексея Балабанова «Груз-200». Трагичные события, произошедшие накануне перестройки, смог увидеть на широких экранах довольно узкий круг зрителей: показ фильма был сильно ограничен – всего 50 копий на всю Россию.

В «Руководстве по возрастной классификации аудиовизуальных произведений», на основании которого Роскультура принимает решения, четко прописано, фильмы с каким содержанием не допускаются к регистрации. Однако что именно понимается, например, под сценами, «пропагандирующими войны и конфликты», или «неоправданные подробности чрезмерного насилия», не знают даже те, кто занимается выдачей прокатных удостоверений. «У нас нет серьезной законодательной базы, на которую мы бы во всех случаях могли опереться. Над нами стоит Госдума, поэтому не мы решаем, что можно, а что – нет. Мы работаем в соответствии с законами о регистрации кино- и видеофильмов, принятыми аж в 1993 году», – объяснила «НИ» заместитель начальника отдела регистра управления кинематографии Роскультуры Елена Багрова.

Надо признать, что в других странах практика кинозапретов более жесткая, но при этом и более четкая. К примеру, украинские зрители не увидели «Хостел» Квентина Тарантино. Накануне проката первой части «ужастика» министерство культуры нашего ближайшего соседа отказало фильму в выдаче «паспорта», объяснив свое решение чрезмерной жестокостью картины и губительным влиянием на молодежь. Дистрибьюторская компания решила второй раз в одни ворота не биться, поэтому украинцы не увидят и «Хостел-2». В России же чиновники оказались более терпимы к шедеврам Тарантино, несмотря на условия отказа в регистрации при наличии «сцен истязания и уничтожения людей особо изуверскими способами».

В российском кино предпочитают видеть «чистый фасад», не замечая монстров на экране.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow Чиновники Роскультуры вынесли довольно демократическое решение и в случае с эротическим фильмом Бернардо Бертолуччи «Мечтатели»: в кинотеатрах Москвы картину могли посмотреть в полной версии все желающие старше 18 лет. В то время, как в американский прокат картина была допущена со скрипом и в урезанном виде. При этом жесткий рейтинг NC-17 (к просмотру не допускаются лица моложе 18 лет) сохранился даже после урезаний.

Насилие для 18-летних

Если сравнить систему рейтингов Американской киноассоциации и систему возрастной классификации кинопоказа в России, явных отличий между ними не найти. В обеих странах дети до 12 лет допускаются к показу в сопровождении родителей, причем в фильме допустимы «сцены насилия без демонстрации кровопролития и отдельные жаргонные слова без брани». С 14-летнего возраста подростки могут познакомиться с темами самоубийства, наркотиков или элементами насилия. Предполагается, что в 16 лет «вульгарные выражения» уже не режут слух, а «сцены насилия и жестокости» все должны понимать как необходимые эпизоды для фильма. В возрасте 18 лет человек по праву становится взрослым и самостоятельным, а значит, затяжные сцены употребления наркотиков, убийства и секса, а также нецензурная брань воспринимаются адекватно и не влияют пагубно на психику.

При том, что эти критерии в разных странах примерно одинаковы, одни и те же фильмы зачастую ожидает разная судьба. Нашумевший фильм по одноименному роману Дена Брауна «Код да Винчи» в ряде религиозных стран был запрещен к показу, однако в США лента установила абсолютный рекорд: кассовые сборы за первые три дня после премьерного показа составили 150 млн. долларов. В российском прокате фильм также появился, однако творение Рона Ховарда было обречено на скандал: Россия –все-таки многонациональная страна. Центральное духовное управление мусульман призвало власти отозвать фильм из широкого проката. Многочисленные петиции в Генпрокуратуру с требованием запретить картину в России оставили чиновников равнодушными к оскорбленным мусульманам, несмотря на заявление о «надругательстве над достоинством носителей данной религии» (глуповатого «Бората» посчитали большей угрозой).

Представители дистрибьюторских компаний считают, что важно соблюдать ограничения, наложенные на фильм, но ни в коем случае не запрещать его, ведь кино – это, в первую очередь, искусство. По их мнению, решение об утверждении целевой аудитории той или иной картины вообще должны принимать психологи, а не чиновники, которые выносят «приговор» необъективно.

Кстати, психологи абсолютно уверены в том, что ограждать юного зрителя от некоторых сцен чрезвычайно важно. «Возрастные запреты в кино связаны с тем, что до определенного момента психика человека достаточно мобильна: она еще не сложилась и легко подвергается воздействиям внешних обстоятельств, – пояснила «НИ» директор Центра прикладного психоанализа Яна Дубейковская. – Очевидно, что риск перехода латентных форм, например сексуальности и агрессии, в реальные очень высок именно в пубертатном возрасте. Не стоит допускать подростка к показу излишне жестокого фильма – возможно, сцены насилия окажутся для него очередной провокацией и призывом к выражению отрицательных эмоций».

Однако это актуально именно для детей и тинейджеров – зрелый же человек, как правило, взаимодействует с реальностью по-другому. Наблюдая за фильмом ужасов, вменяемый взрослый, скорее всего, лишь вытеснит тем самым немного агрессии из реальной жизни.


МНЕНИЯ

Виктор МЕРЕЖКО, драматург и сценарист:
– Я бы ничего не запрещал. У нас в стране государственной цензуры нет, а значит, нельзя не допускать фильмы в прокат, пока не выработана единая и гибкая система разрешений.

Станислав САДАЛЬСКИЙ, актер:
– Показывать можно все. Есть товар – есть спрос. Вкусы у всех разные, и цензура в кино не требуется. Как говорится, одному нравится арбуз, а другому свиной хрящик. Запрещать можно только в тех случаях, когда режиссер каким-либо образом преступает закон. Но тут уже должны приниматься меры более серьезные, чем просто запрет к показу.

Юрий МОРОЗ, кинопродюсер и режиссер:
– Запретительные меры ни к чему хорошему не приведут, поскольку все не появившиеся в кинотеатрах фильмы рано или поздно всплывают на черном рынке и тем самым привлекают еще больше зрителей. В России должна быть разработана законодательная база, которая бы четко ограничивала доступ фильмов в прокат. Не нужно забывать, что в каждом доме есть телевизор и ребенок в любой момент может включить его, а там зачастую можно увидеть ту же жестокость, что и в кино. Если фильм не должен появляться, то он не должен появляться нигде – ни в кинотеатрах, ни в магазинах, ни на прилавках Горбушки. Киноленты, содержащие насилие и порнографию, должны быть запрещены. В других случаях лучше вводить возрастные ограничения. Правда, они не всегда соблюдаются, но это уже вопрос наличия закона и его исполнения.

Опрос провела Дарья РЕШЕТКО

Опубликовано в номере «НИ» от 13 июля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: