Главная / Газета 10 Июля 2007 г. 00:00 / Культура

Владимир Шахрин

«Второй «Чайф» никому не нужен»

Евгения ДРОЗДОВА

Группа «Чайф» стала одним из самых титулованных участников «Эммауса». После своего выступления лидер екатеринбургского коллектива Владимир ШАХРИН ответил на вопросы «Новых Известий».

Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
– Владимир, главной новостью «Эммауса» стала отмена конкурирующего фестиваля «Нашествие». Почему, с вашей точки зрения, у такого гиганта фестивальной культуры, как «Нашествие», в этом году возникли проблемы?

– Вы знаете, мы летом отыграли огромное количество больших открытых концертов. И ни один из них с такими проблемами не сталкивался. Дело не в том, что проведению мешают чиновники и власть, просто организация фестиваля – это отдельная профессия. Надо быть профессионалом и опытным человеком, чтобы найти общий язык с властями и правильно преподнести бизнес-план. Одна из обязанностей организационной группы – добиться от властей района или области разрешения на проведение масштабного события. Сейчас это пытаются скрыть, сделав красивую мину при плохой игре. Если бы все фестивали одновременно закрыли, это был бы серьезный повод для разговоров, а когда один есть, другого нет, это абсолютно не показатель какого-то давления со стороны властей. Для меня чем больше фестивалей, тем лучше.

– Летние фестивали – особый, так сказать, жанр. Какие плюсы и минусы фестивалей вы бы выделили по сравнению с обычными концертами?

– Здесь есть аудитория, которая тебя не так хорошо знает, и приехала специально послушать, например, «Арию» или «Короля и Шута», а полновесный концерт группы «Чайф» они видят впервые. Это здорово, они посмотрели, сказали: «О, клевые старикашки, нам нравится!» От этого мы расширяем круг своих слушателей. Фестиваль – это, конечно, больше, чем концерт. Это совершенно другое настроение. И люди, которые живут под открытым небом целых два дня, находятся в ином состоянии, это своего рода приключение. Минусы для артистов в том, что мы, например, не успеваем настроить инструменты. Поэтому, играя первые три песни, мы настраиваемся, а потом уже все идет нормально. На сольном концерте время для подготовки к выступлению есть, и с первой песни все звучит так, как тебе нужно.

– На фестивалях выступает огромное количество новых групп. Как вы относитесь к новому поколению рокеров и есть ли уже достойная замена «старичкам русского рока»?

– Я не вижу, чтобы кто-то предлагал что-то принципиально новое. Скорее всего, музыка сейчас развивается в жанре 50–90-х годов. Это поле вспахано, и все на нем сажают и собирают урожай. Никто никакой новой культуры не взрастил в последнее время. Мне кажется очевидным, что у молодых групп должна быть какая-то внутренняя свобода – в музыкальном мышлении, в сценическом поведении. Они ведь себе все могут позволить, им терять нечего: нет контрактов, нет обязательств, нет публики, которая бы ждала чего-то определенного и заставляла делать их то, что они хотят. А большинство почему-то загоняет себя в какие-то невероятные рамки. На фестивалях шанс у всех одинаковый: публика и сцена одни и те же. Так выйди и сделай так, чтобы ты запомнился и порвал зал. Молодые пытаются просто сделать вторую Земфиру или второй «Чайф», а это никому не надо.

– Песни «Чайфа» в большинстве своем позитивны, а молодые исполнители в своих творениях несут все больше негатива. Какой из этих подходов более рок-н-ролльный?

– Загрузить ведь тоже нужно уметь. Есть очень хорошие депрессивные группы, чьи песни сделаны талантливо. У Дельфина, например, стихи нерадостные, но в них есть смысл. Никакой разницы в позыве нет: можно выражаться и депрессивно, и весело, и смешно. Главное, чтобы это было сделано грамотно и несло какую-то мысль.

Опубликовано в номере «НИ» от 10 июля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: