Главная / Газета 4 Июля 2007 г. 00:00 / Культура

Фигаро и кокошники

Одна из героинь оперы Россини неожиданно стала русской

ОЛЬГА РОМАНЦОВА

Сочиняя трилогию о ловком цирюльнике Фигаро, французский драматург Бомарше, которого современники считали шпионом, не предполагал, что она вызовет такой интерес у композиторов. Оперы по мотивам «Фигаро» написали Моцарт, Россини и Жюль Массне. Художественный руководитель «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман планирует поставить все части трилогии. В понедельник состоялась премьера первой из них – «Севильского цирюльника» Джоаккино Россини.

Прежде чем начать работу над «Севильским цирюльником», в «Геликон-опере» провели историческое исследование и нашли в ней «российские корни». В опере звучат две русские народные песни: «Ах, зачем было огород городить, ах, на что было капустку садить» в финале и «Ты поди, моя коровушка, домой» в арии служанки Берты. В результате Берта в спектакле обрусела: носит кокошник, говорит гостям «здрасьте» и раздувает сапог на верхушке медного самовара. А опера-буфф Россини, в версии Бертмана, напоминает представление ярмарочного, балаганного театра или его современный вариант – передачи «Городок» и «Аншлаг».

Дом, где доктор Бартоло (Дмитрий Скориков) держит взаперти Розину (Карина Григорян), наполнен огромными клубками. Смешной толстяк Бартоло вяжет и заставляет Розину перематывать нитки. Цирюльник Фигаро (Андрей Вылегжанин) выбрит наголо и украшен татуировкой, как уголовник, только что вернувшийся из тюрьмы. Повадкой и движениями он напоминает героев Максима Суханова. Он как будто только что отсидел срок за мошенничество и теперь с удовольствием ищет новых приключений. Пышнотелая Берта (Марина Карпеченко) ведет себя на сцене как цирковая клоунесса. Войдя в дом, худосочный Альмавива (Василий Ефимов) тут же утыкается носом в ее огромный бюст. Розина отпугивает опекуна и служанку громким пением. Молодой дирижер Константин Чудовский эффектно управляет оркестром, энергично взмахивая шевелюрой, и в одной из сцен играет на гитаре. Розина исполняет соло на барабане. Остальные певцы изо всех сил дуют в валторну, которая торчит на сцене как «рояль в кустах», с удовольствием хулиганят и дурачатся, как в былые времена, когда «Геликон-опера» был еще полустуденческим театром. В общем, охотникам до простых, незамысловатых развлечений скучать не придется.

Зато меломаны не раз поморщатся. Изящная опера Россини очень популярна на Западе (ее любят ставить в «Метрополитен- опера»), но редко идет в России. Певцов с подвижными голосами, способных справиться с россиниевскими колоратурами, у нас можно пересчитать по пальцам. Да и они стараются как можно скорее получить работу в Европе. Одним из специалистов по колоратурам считается тенор Максим Миронов, начинавший свою карьеру в «Геликоне». Но ни его, ни других «сторонних» артистов приглашать не стали, решив обойтись собственными силами. В итоге ансамбль получился очень неровным. Часть певцов (среди них Дмитрий Скориков и Карина Григорян) почти виртуозно справляются со своими партиями и тонко чувствуют стиль, а некоторым, как Василию Ефимову, их роли пока не по мерке, будто пальто на вырост. Впрочем, Альмавиву поют семь артистов, и наверняка кто-то из них справится лучше.

Опубликовано в номере «НИ» от 4 июля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: