Главная / Газета 28 Июня 2007 г. 00:00 / Культура

Иван Охлобыстин

«Время чернухи у нас прошло»

БОРИС БАБАНОВ

К нему обращаются отец Иоанн, но это только в храме, а в миру он по-прежнему Иван Иванович. Ибо он – единственный в России практикующий священник и практикующий артист с благословения Русской православной церкви. Церковь благословила отца Иоанна и на его новую роль – Григория Распутина в фильме Станислава Либина «Заговор».

Фото: ОЛЬГА ЧУМАЧЕНКО
Фото: ОЛЬГА ЧУМАЧЕНКО
shadow
– Сейчас вы играете Распутина. А можно ли вообще совмещать служение священника с деятельностью киноартиста?

– Можно. Я бы даже назвал себя начинающим миссионером на ниве масс-медиа. Я ведь не занимаюсь, скажем, порнографией в кино. Для меня вообще кинематограф – серьезная вещь, которая произошла от театра, а театр в свою очередь берет начало в рождественских площадных действах. То есть в искусстве есть религиозное начало. Ну а потом, у меня большая семья, детей кормить надо, одевать, а ходить-говорить: «ну, будем молиться, будем поститься» – нет, это, по-моему, неправильно.

– О Распутине был уже один фильм – знаменитая «Агония» Элема Климова. У вас будет иной Распутин?

– Алексей Петренко там прекрасно сыграл. Но «Заговор» будет совсем другая картина. Фильм не по заказу. Режиссер Станислав Либин делает ленту на основании рассекреченных некоторое время назад документов Скотланд-Ярда, из которых видно, что убийство Распутина подготавливалось западными спецслужбами. Это попытка объяснить, что было на самом деле более 90 лет тому назад. Реконструкция событий.

– Вы уже 15 лет в киноискусстве, на ваш взгляд, что-то изменилось за это время?

– Ситуация меняется к лучшему, слава Богу. Кино стало окупаемым, появились мультиплексы эти самые. И в них, между прочим, те, кто не может пойти в клуб ну или, скажем, в ресторан, могут провести большой отрезок времени, потому что там кроме кинозала тоже есть кафе, бары, но все подешевле. Потом, что еще очень важно, меня, как режиссера, всегда волновала ситуация и в съемочном коллективе – гримеры, костюмеры… Так вот я очень рад теперь, что им наконец начали платить сверхурочные, они же на работе-то часто за полночь остаются. Да и кино стало лучше. Про бандитов-то устали снимать. Время абсолютной чернухи у нас прошло. Но вся беда в том, что люди уже привыкли и любят смотреть все такое. Вот, например, случится авария на дороге – так надо обязательно посмотреть, что же там такое-то. А я вот – честно – стараюсь скорее мимо проехать, скажу только: «Господи, дай только, чтобы все были живы». И будут живы, если мы будем помнить, что закон сохранения энергии не только лишь действует в физике и химии, но и в духовной области тоже. И горе обойдет стороной. Но радует, что теперь появляется другое, более серьезное кино.

– А скандальный фильм «Код да Винчи» вы как восприняли?

– Ну такая чушь, бред просто какой-то на уровне какого-нибудь провинциального Канзаса! Единственный культурный прок от этой картины, что теперь все знают, как точно выглядит «Тайная вечеря» Леонардо. Но Мария Магдалина с ребенком от Христа, прости Господи, зачем-то отправившаяся во Францию, которая тогда по отношению к Риму была ну просто какой-то Усть- Урюпинск!.. И она же – священный Грааль… Ой, ну и роман – ерунда, и фильм одинаково.

– Но зато успех-то какой…

– Я думаю, что тут католическая церковь просто устроила такую провокацию, чтобы увеличить количество паствы путем преподнесения вот такой вот совершенно бредовой идеи, а, возможно, иезуиты попросили Дэна Брауна все это придумать. Но я в Томе Хэнксе после этого фильма разочаровался.

– Сегодня модно играть в театре, вы еще не пристрастились? Вы ведь даже писали для театра?

– Ну писать для театра и играть в нем – вещи совершенно разные. Театр – абсолютно оригинальный вид искусства. Им надо жить. Жить полностью… Поэтому я в театре лишь зритель. И очень часто на классике.

– А сами вот как с Князем Мышкиным обошлись в вашем «Даун Хаусе»…

– Ой, не говорите!.. Моя знакомая учительница литературы – очень хорошая женщина – говорила, что вызовет меня из-за этого фильма на дуэль, потому что ее ученики отвечали не по роману, а по моему фильму.

– Сейчас работаете только над ролью Распутина или есть еще проекты?

– Собираемся сделать масштабный фильм о Вертинском. Это очень дорогой проект, мы хотим все снимать там, где жил и выступал Вертинский, то есть по всему миру.

– А вы ведь еще и книги пишете...

– Да. Мои книги о внутренних противоречиях и об их разрешении, о времени…

– Публицистика или романы?

– Художественная литература, как говорят.

– Сюжеты из жизни берете?

– Моделирую в основном, фантазирую… Кстати, Гарик Сукачев по моей повести фильм снимает – «Дом солнца» – романтическую историю про московскую общину хиппи, которую разогнали накануне Олимпиады. Я видел недавно рабочий материал, полтора часа. Очень классно. Пока ни музыки, ничего, но классно – Гарик ведь такой дотошный. Так что фильм у него точно получится. Сейчас, правда, приостановилась работа, деньги нужны.

– Но вы же штатный пастырь какой-то бизнес-структуры?..

– Это предполагалось, но я не стал. Это, знаете ли, зона повышенного риска, искушения постоянные опять-таки… Субкультура «кокаин да виски в уикенд», а потом с трясущимися руками на работу… Не, не хочу.

– Вы не харизматик?

– Нет, что вы. Я даже избегаю им становиться, если так можно выразиться. Я всегда отказываюсь и от роли духовного наставника.

– Почему?

– Так я не лидер по натуре, и вряд ли им стану. Из меня не получиться Александр Македонский. Ну, разве что, Ахиллес.


СПРАВКА

Актер, режиссер и священник Иван ОХЛОБЫСТИН родился 22 июля 1966 года в Тульской области. После школы поступил на режиссерский факультет ВГИКа. Через год был призван в армию, служил в Ракетных войсках. С 1992 года, после окончания ВГИКа, до 1994-го работал режиссером на «Мосфильме». Как актер дебютировал в кино в 1991 году под псевдонимом Иван Чужой в фильме «Нога». С тех пор на его счету около двух десятков киноролей, в том числе в фильмах «Над темной водой» (1993), «Мания Жизели» (1995), «Приют комедиантов» (1995), «Мужчина для молодой женщины (1997), «$8 ?» (1999), «Даун Хаус» (2001). Первой его режиссерской работой стала картина «Арбитр» (1992). В 2001 году по мотивам повести Ивана Охлобыстина Георгий Шенгелия снял фильм «Мусорщик». Автор сценариев около десятка фильмов, в том числе знаменитого «ДМБ» (2000). В 1996 году во МХАТе по пьесе Охлобыстина Михаилом Ефремовым поставлен спектакль «Злодейка, или Крик дельфина». В 1996–1998 годах – секретарь Союза кинематографистов России. В 2001 году рукоположен в священники. Служит в храме «Святителя Николая в Заяицком», что в Москве на Раушской набережной. Жена – актриса и модель Оксана Арбузова. У них шестеро детей.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 июня 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: