Главная / Газета 28 Июня 2007 г. 00:00 / Культура

Российская колдобина

Патриотические чувства организаторов Московского фестиваля перевесили эстетические

ВИКТОР МАТИЗЕН

В первые дни ММКФ казалось, что конкурс, всегда бывший слабым местом фестиваля, на этот раз не подкачал. Однако это впечатление ослабло после показа двух российских фильмов «Путины» и «Путешествия с дикими животными» и развеялось после «Мужской работы» (Финляндия) и «Вива» (США). Правда, знакомые со всей программой служащие фестиваля заверяют, что впереди нас еще ждут приятные сюрпризы.

Московский кинофестиваль продолжает преподносить сюрпризы, но Никита Михалков этим, похоже, доволен.
Московский кинофестиваль продолжает преподносить сюрпризы, но Никита Михалков этим, похоже, доволен.
shadow
Последний фильм, снятый покойным Валерием Огородниковым, создателем «Взломщика», «Барака» и «Бумажных глаз Пришвина» – «Путина». Увы, только снятый, но смонтированный уже не им, причем смонтированный так, что затруднительно понять, ради чего снималась картина. В ее центре – любовный треугольник: молодуха на сносях, ее жених и сбежавший из тюрьмы отец ее ребенка. Почему эта по общим меркам не очень привлекательная женщина вызывает такую страсть двух мужчин и что интересного в том, что она сбегает из-под венца, – неизвестно. Конечно, в жизни есть поговорка «любовь зла», но в кино она не работает. Ведь если зритель при виде героини не почувствует хотя бы малую долю того, что вроде бы чувствуют оба героя, контакта с фильмом у него не будет – как и произошло с большей частью смотревших «Путину».

Еще печальнее обстоит дело с «Путешествием…». В отличие от «Путины», замысел здесь понятен: Сторожева хотела показать, что происходит с женским существом, которое два с лишним десятка лет провело в домашнем заточении. Для этого конструируется искусственная ситуация: в предыстории фильма одинокий путевой обходчик покупает в детском доме девочку и делает ее рабой и наложницей. Когда он умирает, она остается одна. С этого и начинается лента, которая заканчивается тем, что героиня берет в том же детдоме ребенка для себя. Приходится верить и в то, что из советского, а потом российского детдома можно вот так запросто взять ребенка, и в то, что железнодорожное начальство не заметило исчезновения важного работника, и в саму эту женщину, роль которой старательно исполняет Ксения Кутепова, старающаяся оправдать все те странности характера героини, которые выдумывают авторы фильма. «Кино для иностранцев», – обронил кто-то после просмотра, имея в виду не то, что «Путешествие…» может иметь успех за границей, а то, что лишь заграничная публика может не заметить всего того, что режет здешний глаз и здешнее ухо буквально в каждом кадре.

Конечно, нынешний год для российского кино оказался менее успешным, чем прошлый, и это стало ясно еще на «Кинотавре», но повод ли это для того, чтобы патриотические чувства организаторов фестиваля столь явно перевешивали эстетические?

Куда легче, чем в героиню «Путешествия…», поверить в героиню конкурсной ленты Зои Кассаветес «Любовь со словарем», поскольку такие закомплексованные и неустроенные женщины встречаются в каждом городе мира. Героиня фильма в конце концов находит свое счастье в виде заезжего француза, и за нее, конечно, радуешься, но при этом задаешь себе вопрос – а зачем на международном фестивале это терапевтическое кино, вполне милое, но не отмеченное ни визуальной, ни смысловой оригинальностью? Да ни за чем, а просто до кучи. А оправдание типа: «Фильм поднимает актуальную для современного общества проблему некоммуникабельности женщин» всегда на языке.

А что сказать о «Мужской работе» Алекси Салменперя (Финляндия) – истории о том, как рабочий-отделочник, соблазненный хозяйкой одной из квартир, в которую его направили, добровольно становится мужчиной по вызову? По сути, на экране бородатый анекдот, к тому же рассказанный без всякого чувства юмора, в том числе финского. Вместо того чтобы посмеяться, режиссер грузит нас семейными трудностями героя и женскими проблемами его пациенток, призывает к сочувствию и состраданию, а затем вдруг встает в моральную позицию и устраивает ему кучу малоправдоподобных неприятностей на работе и в семье. Между тем был бы мужик холост – продолжал бы карьеру сексотерапевта, и никаких забот. Но, коли уж такая картина попадает в фестивальный оборот, ей начинают приделывать раму, то есть обрамлять словесными манипуляциями: вспомнят и вышеупомянутую проблему женского одиночества, и проблему деградации мужского сословия, и проблему эволюции сексуальной морали, и только что не черта в ступе.

Между тем параллельно международным программам фестиваля, центром которых уже второй год является «Октябрь», в Доме кино идут российские программы. Сравнительно с гудящим арбатским кинотеатром здесь царит тишь и гладь, раз в день прерываемая дискуссиями на актуальные темы: «Почему российское кино не конвертируется?», «Есть ли у нас сценарный кризис?» и т.д. Впрочем, и дискуссии какие-то нешумные: сначала по очереди произносят заготовленные речи приглашенные эксперты, затем дают слово кому-то из прочих участников и на третьем часу закругляются. Тут и парадокс: чем тратить часы на слушание докладов и дуреть от всеобщей медлительности, лучше прочесть их запись, например, в «Искусстве кино» и закрыть журнал с лестным чувством, что за десять минут стал образованнее, чем был.

И вот еще один парадокс: российские программы ММКФ приятны ровно тем, чем неприятны многие международные – отсутствием отбора. Из новых фильмов сюда брали то, что давали, а давали почти все. Отказался предоставить картину, кажется, только продюсер «Тисков» Леонид Ярмольник, раздосадованный тем, что фильму Валерия Тодоровского не оказали должного приема и не устроили ему, например, гала-премьеру. Так или иначе, российские программы являют нам почти натуральный спектр российского кино, по которому можно судить о состоянии национальной кинематографии в целом. И что же мы видим? С анимацией все в порядке, с документалистикой – почти в порядке, мешает только негласная цензура (или самоцензура?), препятствующая трезвому рассмотрению болевых точек общественно-политического организма России. А об игровом кино этого года все уже сказано.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 июня 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: