Главная / Газета 31 Мая 2007 г. 00:00 / Культура

О героях-изгнанниках

Шекспировский «Кориолан» появился в Москве

ОЛЬГА ЕГОШИНА

Пока руководитель Театра «Школа драматического искусства» Анатолий Васильев продолжает свою борьбу с чиновниками, из-за которых он покинул родные подмостки и даже город, на васильевской сцене поставлен «Кориолан». Известный актер и режиссер Игорь Яцко освоил пространство зала «Глобус» (созданного по образцу легендарного лондонского прототипа). Спектакль посвящен Анатолию Васильеву.

Актерам театра Васильева удалось настроить публику на нужный лад
Актерам театра Васильева удалось настроить публику на нужный лад
shadow
Планируя строительство своего театра, Анатолий Васильев одной из его важнейших частей предполагал зал «Глобус», построенный по образцу шекспировского «Глобуса»: с ярусами для зрителей, с открытой крышей (стеклянный купол защищает от московской погоды), но с современной технической оснасткой (с подвижным полом, который может опуститься на уровень котлована; с движущимися площадками, которые то убираются внутрь, то выезжают в центр восьмиугольной сцены, то опускаются вместе с полом). Предназначен новый зал, по замыслу создателя театра, прежде всего, для постановок Шекспира. И один из наиболее верных учеников Анатолия Васильева, Игорь Яцко, «обновил» шекспировский зал трагедией «Кориолан», до сих пор в России не ставившейся. Спектакль о великом римлянине, изгнанном демагогами из родного города и чуть не погубившем в отместку Рим, посвящен российскому изгнаннику Анатолию Васильеву.

Впрочем, в сторону современных политических аллюзий режиссер-постановщик идти не захотел. Кориолан в его постановке вопреки традиции вызывающе молод. Не зрелый вождь, но пылкий юноша, недавно начавший бриться. В своей первой сцене Кориолан (Илья Козин) взмывает над толпой, схватившись рукой за канат, и летает разъяренным крылатым богом над непослушным плебсом, язвя его словами. Он присаживается на перила ярусов, и от его гневного презрения почва под ногами бунтовщиков-горожан опускается все ниже и ниже. В его громаде презрения к толпе не столько гордость патриция своей породой, сколько брезгливость воина-профессионала, который смотрит на трусливых горлопанов, готовых идти за любым профессиональным обманщиком. Чистая юность категорически отвергала путь уступок, компромиссов и благоразумия.

В постановке Игоря Яцко «многоголовую гидру» римской толпы играют актрисы: по-женски слабая, по-женски переменчивая, по-женски слушается самого наглого из демагогов. И, только что восхитившись триумфом Кориолана, с легкостью голосует за его изгнание.

Игорь Яцко выстроил сценическую трагедию по вертикали. Само пространство зала стало главным героем спектакля. Действие идет на ярусах, на верхних купольных площадках. Действующие лица трубят откуда-то с вышины и опускаются почти в преисподнюю. Кроме исполнителей главных ролей, актеры «Школы драматического искусства», меняя сценические костюмы, выходят то римской толпой, то вольскими старейшинами, то сенаторами, то воинами.

Текст в «Кориолане» (режиссер взял новый и прекрасный перевод Осии Сороки) звучит легко, отчетливо, ритмично, не пропадают ни один звук и ни одна буква. Длинные монологи оставлены без сокращений. И пульсирующая шекспировская мысль, по сути, является главным героем многофигурного спектакля.

В трагедии Шекспира великий Кориолан противопоставил себя своей Отчизне, своему народу. Обидевшись на изгнавших его соотечественников, он «идет войной» на Рим и выжигает все на своем пути. Он хочет наказать врагов, но страдают его родственники, друзья, невинные жертвы. Только просьбы любимых матери и жены заставляют его одуматься и заключить мир. За пролитую кровь соотечественников, непомерную гордыню шекспировский герой расплачивается жизнью.

Для Игоря Яцко месть Кориолана оправданна и свята. Он не задумывается о праве человека «карать» Отечество. И его Кориолан погибнет жертвой зависти, злобы, собственного великодушия, полностью сценически оправданный. Многоуровневая шекспировская трагедия вины и воздаяния становится романтической мелодрамой. Гениальный юноша-воин гибнет от того, что слишком честен и хорош для этого мира.

В финале на крыше портика, опустившегося на самый нижний уровень сцены, лежит тело Кориолана, над ним скрещенные пики. Над заклятым другом-врагом рыдают Кориолы. Медленно-медленно сценический пол и портик с телом героя поднимаются все выше и выше.

Опубликовано в номере «НИ» от 31 мая 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: