Главная / Газета 28 Мая 2007 г. 00:00 / Культура

Два тела Персефоны

На сцене Дома музыки ожил древний миф

ОЛЬГА РОМАНЦОВА

С легкой руки Владимира Спивакова на столичной сцене появился новый жанр – театральный перфоманс на музыку оратории. Первой попыткой стала «Жанна д’Арк на костре», сыгранная несколько лет назад. В выходные в Доме музыки показали второй опыт – «Персефону», сочиненную Игорем Стравинским на стихи Андре Жида. Через мифологический лабиринт зрителей провел режиссер Кирилл Серебренников. Роль Персефоны сыграла супруга руководителя Национального филармонического оркестра России Сати Спивакова.

«Жанна д’Арк на костре» и «Персефона» были написаны благодаря Иде Рубинштейн, танцовщице труппы Баланчина, талантливой актрисе, меценатке и одной из самых экстравагантных женщин своего времени. Именно она в начале ХХ века первой исполнила танец Саломеи, раздевшись на сцене до повязок из бус. Когда Рубинштейн в силу возраста уже не могла танцевать, она стала заказывать композиторам и поэтам оратории, где ей доставалась роль чтицы (и одновременно главной героини). По ее предложению Стравинский и Жид в 1934 году сочинили «Персефону» – ораторию-балет для симфонического оркестра, хора, тенора и чтицы, интерпретировав древний миф с точки зрения людей ХХ века.

В их версии сюжет выглядит так: Персефона, дочь богини плодородия Деметры, играет с нимфами на лугу, и они просят ее не нюхать нарцисс (этот цветок – один из символов смерти), но Персефона не слушается, и ее похищает бог царства мертвых Аид. На Земле наступает зима, Зевс приказывает похитителю вернуть девушку, и находит ей мужа Демофонта. Но перед уходом Персефоны бог смерти дает ей попробовать зернышко граната, чтобы она снова вернулась. В результате образ героини становится двойственным: она – юная, прекрасная девушка и одновременно грозная богиня, повелевающая демонами ада.

«Персефона» звучала в России и в концертном исполнении, и на радио, но за ее постановку никто не брался. Для Кирилла Серебренникова, поставившего «Жанну д’Арк», эта работа стала вторым опытом инсценировки оратории, и он чувствовал себя гораздо свободнее, чем два года назад. В его перфомансе соединились драматическое действие, современный танец (хореограф Константин Мишин) и видеопроекции. Национальный филармонический оркестр под управлением Иона Марина пересадили в партер, а Сводный хор Академии хорового искусства под руководством Виктора Попова расставили по краям сцены, освободив место для актеров и танцоров. И хотя оркестр, хор и тенор из Большого театра Марат Гали (в недавнем прошлом Марат Галиахметов) старались изо всех сил, действо Серебренникова притягивало гораздо больше внимания.

С самого начала стало ясно, что у Персефоны не только две души, но и два тела: стройная, по-европейски изысканная Сати Спивакова воплощала ее земную сущность, а танцовщица Ирина Гонта – адскую и жесткую, как положено древней богине (она танцевала обнаженной). В сцене возвращения из ада она лежала на столе, укрытая простыней, ее поливали соком граната, похожим на кровь, и Персефона, прорывая ткань, выскакивала «окровавленная» с серпом в руке.

Сати Спивакова, которую телезрители знают как ведущую передачи «Камертон», оказалась талантливой актрисой. Ее задачу усложнило то, что текст пришлось читать по-французски (качественного литературного перевода стихов Жида на русский до сих пор нет). Но Сати не просто читала текст с отличным французским произношением, а перевоплощалась в Персефону, передавая все нюансы ее переживаний.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 мая 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: