Главная / Газета 21 Мая 2007 г. 00:00 / Культура

Овация после «Изгнания»

В Каннах Андрею Звягинцеву зрительный зал аплодировал целых десять минут

ЕВГЕНИЯ ТИРДАТОВА, Канны

Юбилейный Каннский кинофестиваль набрал свои обороты. Одним из главных событий последних дней стал показ фильма Андрея Звягинцева «Изгнание». После просмотра российскому режиссеру устроили настоящую овацию. Счастливая и довольная, группа фильма во главе с продюсером Дмитрием Лесневским сразу же поехала на вечеринку, устроенную в их честь. Актер Константин Лавроненко, вновь сыгравший у Звягинцева сурового отца-мужа, и оператор Михаил Кричман в смокингах и бабочках ждали своего режиссера, чтобы обменяться впечатлениями.

Радость Андрея Звягинцева и Константина Лавроненко (слева) с наслаждением разделила Мария Боневи.<br>Фото: AP. ANDREW MEDICHINI
Радость Андрея Звягинцева и Константина Лавроненко (слева) с наслаждением разделила Мария Боневи.
Фото: AP. ANDREW MEDICHINI
shadow
Русская вечеринка по случаю успеха продолжалась полночи, но на следующее утро критики, особенно французские, оказались не в таком восторге от венецианского любимца, как фестивальная публика. Рейтинг критиков публикуют два крупнейших фестивальных издания – французское Film France и английское Screen International. У французов при одной пальме (высшая оценка – от «Юманите») остальные оценки скромные. У критического пула «Скрина» отметки поровнее, но в целом тоже невысокие.

Значит ли это, что фильму не стоит рассчитывать на призы? И да, и нет. Как правило, критики в Каннах угадывают, но случаются вещи и невероятные, которые сметают все предположения – жюри выносит иногда совершенно неожиданные вердикты. Звягинцев наверняка может рассчитывать в составе жюри на молодую канадскую актрису Сару Полли, большую поклонницу русской культуры, в частности Тарковского и… Евтушенко. С другой стороны, особого расположения другого «судьи» – Марко Белоккьо, который соревновался со Звягинцевым в Венеции и был уверен, что «Золотой лев» у него в кармане, – ждать не приходится.

Сравнения с «Возвращением», успех которого ошеломил всех, к сожалению, были неизбежны. То был дебют, и режиссеру простили очевидные драматургические погрешности и сюжетные неувязки из-за «загадочной русской души», из-за силы характеров и роскошного изображения. Отметив очевидные сильные стороны «Изгнания», критики начинают придирчиво копаться в фильме.

Три года искал Звягинцев новый сюжет и сценариста, и в конце концов сюжетной основой его новой ленты стала последняя повесть Уильяма Сарояна. История начинается с «изгнания» семьи в малозаселенное людьми пространство, на природу, ближе к Богу. Там жена сообщает мужу, что она ждет не его ребенка. Вместо успокоения приходят новые проблемы, страдания, мучения, смерть, вина, раскаяние… Картина создана в русской традиции, поднимает мучительные, «достоевские» вопросы бытия, наполнена библейскими символами. Но с точки зрения показа в Европе есть одна вещь, которую не могли предположить режиссер и продюсер. Шведская актриса Мария Боневи, которая снялась в главной роли, очень хорошо известна на Западе, и сосуществование рядом с ней хороших, но неизвестных российских актеров создает некоторый дисбаланс в восприятии, менее видный «русскому глазу».

А вот кому серьезно досталось от фестивальной прессы, так это режиссеру Кристофу Оноре, представляющему в конкурсе страну-хозяйку, за фильм «Любовные песни». И поделом. Беспредельной толерантностью в сфере секса никого не удивишь – и не такое видали. Попыткой передать любовные страсти в форме мюзикла – тем более. Видали получше. Мучительно напоминая, особенно поначалу, «поющие» фильмы Жака Деми и Алена Рене, картина Оноре показывает, как бледна копия по сравнению с оригиналом. Картина начинается с «амор де труа» – в постели Луи Гарель, Людивин Санье и Клотильда Эсме, которые легко и непринужденно меняются местами, что-то напевая. Потом оказывается, что все не так просто, и Людивин Санье на самом деле любит своего мужа. Но любит такою странною любовью, что укладывает рядом с собой лесбиянку, которая в то же самое время является его ассистенткой по работе. Изящный якобы французский стилек просто решает все глупости, кому с кем спать – да спи, с кем хочешь, а в легкой песне о любви тонут все моральные сомнения. Жена умирает на ровном месте, а муж, недолго помучившись, кладет к себе в постель то первую попавшуюся девицу, то приставучего мальчика. С кем, похоже, и остается надолго.

Помимо любовных песен в Каннах есть и колыбельные. Израильская лента Рафаэля Наджари под названием «Техилим» основана вроде бы на напряженном сюжете о том, как после автомобильной катастрофы исчезает отец семейства, и дети пытаются его найти. Но рассказывает в таком удивительно ровном ритме, так монотонно, что это действует на публику как снотворное (что, как известно, является первым признаком артхауса). Поэтому в звуковую партитуру фильма, состоящую, в основном, из одной заунывной мелодии, плавно вливаются, создавая веселенькую какофонию, звуки посапывания и похрапывания в зале.

Самое странное, что и фильм братьев Коэнов «Старикам здесь места нет», основанный на криминальной истории из жизни гангстеров и шерифов, которого ждали с радостью, чтобы вдоволь посмеяться, оказался каким-то унылым и монотонным.

Теперь одна надежда на Кустурицу.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 мая 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: