Лидер группы «ДДТ» Юрий Шевчук

«Надо снять с себя немного киловатт»

ЕВГЕНИЙ НЕЗВАНЫЙ

Сегодня Юрию Шевчуку, одному из ведущих музыкантов русского рока, исполняется 50 лет. Поэт, мелодист, обладатель характерного тембра голоса, который не спутаешь ни с каким другим, лидер группы «ДДТ» сегодня по праву причислен к разряду настоящих народных героев. Сакраментальный вопрос «Что же будет с Родиной и с нами?» никогда не оставлял Шевчука равнодушным.

Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
– Какие метаморфозы, на ваш взгляд, претерпел рок-н-ролл в России со времен своего расцвета в середине 80-х?

– Рок-музыка сегодня, видимо, уже достаточно архаичная форма самовыражения. Не несет того социального, объединяющего значения, что было раньше. Кто-то из рокеров ушел развлекать народ… Каких-то значительных и острых вопросов нашего времени рок-музыка уже не решает. И поэтому, кстати, многие талантливые молодые люди идут сейчас в чистую поэзию, а не в рок-музыку, как было модно раньше. Наверное, рок-музыка стала уже слишком традиционной формой. А поэзия, в отличие от рок-музыки, какая-то такая форма вечно новая, вечно юная. Потому что язык настолько богат! И настолько по-разному можно сказать об одном и том же утюге! К слову в России всегда отношение совершенно особое. И русский рок тоже начался со слова, а не с этих английских аккордов. Но мы были с гитарами. Нас очень «тащила» музыка, потому что это был невероятно свежий по тем временам звук, звук электрогитар и барабанов. А сейчас этот звук приелся, вот и все. Нет новизны, остроты ощущений. Если человечество какой-то новый звук придумает, который бы охарактеризовал нашу эпоху и следующую за ней, то, я думаю, все детки также пойдут за этим тембром или ритмом новым, как за тем дударем в средневековую эпоху.

– Поэтому вы на последних альбомах отходите от канонов рок-музыки, обратившись к традициям авторской песни, городского романса?

– Вообще я бы всем рок-н-ролльщикам предложил бы поиграть ради эксперимента в каком-то другом жанре – вспомнить бардовскую песню, джаз, попеть у костра, немного снять с себя «вериги» рок-н-ролльные, давление киловатт, немножко забыть про фузз. И вообще подумать: а зачем они делают то, что делают? Вот считается, что я такой борец за русский рок и все такое. С другой стороны, а зачем? В определенном возрасте этот вопрос перед тобой встает. В наше время все спрашивают: как это сделать? Но мало кто спрашивает: зачем? «Зачем» – вопрос XIX века и начала XX.

– Каково ваше отношение к тому, что делают сегодня ваши именитые рок-коллеги, образовывавшие в 80-е некое рок-н-ролльное братство, действовавшие таким общим фронтом?

– Ругаться не буду. Я их по-своему люблю и уважаю. Но как-то издалека уже. И к личному общению уже не так готов, как это было в те годы. Мы абсолютно разные люди и с Кинчевым, и с Гребенщиковым, разных взглядов – на жизнь, на время, на людей, на правительство. Мы, наверное, уже и чай завариваем по-разному. Это нормально. Все – крайние индивидуалисты. Но если говорить про рок-наследие в целом, то я считаю, что в лучших своих достижениях русский рок – это уже история искусств. Башлачев, Цой, Гребенщиков и многие-многие другие. Это будет изучаться через 20, 30, 40 лет точно так же в институтах, как сегодня изучают Брюсова или Маяковского. И это нормально абсолютно.

– Ваше отношение к Интернету? Правда ли, что у вас есть свой блог?

– Что у меня есть? Впервые слышу, я даже не знаю, что это такое. Вообще в Интернете, на всех этих форумах, я считаю, сидят не самые умные люди. Мне не нравится, к примеру, что в Интернете принято такое безличностное общение, когда человек, написав что-то, ни за что не отвечает, спрятавшись за какой-нибудь нелепой картинкой. Век, когда люди отвечали за свои слова, закончился. И во многом благодаря Интернету тоже. С одной стороны, он принес свободу, с другой – совершенную безответственность. Так что отношение у меня к Интернету неоднозначное.

– А к телешоу? Известно, что вы отказались боксировать с Филиппом Киркоровым, когда вас пригласили в ток-шоу «Король ринга»? Почему?

– Все эти ток-шоу – полная ерунда. Я в таком посмешище не участвую. Ну какой Киркоров, что вы говорите?! Там нечего бить, смею вас уверить. Это просто «желтая пресса» пытается объективных индивидуалистов, коим я являюсь, опустить до своего уровня, низкого, понятного им, предметного. И сделать из меня клоуна низкого пошиба. Это у них не выйдет. Они сами клоуны. Понимаете, любой серости очень важно какую-то личность опустить до своего уровня и сказать: он такое же г...но, как и я. Шоу они от меня не дождутся. Мы живем в разных странах: я и вот эти представители попсы. Я живу в живой России, мучающейся, верующей, думающей, мечтающей, а Киркоров живет в другой, в искусственной. Бомонд, светская жизнь, ля-ля, тра-ля… Полиэтилен и пластмасса сплошные. И эти два мира совершенно не соприкасаются. И слава Богу!

– Вы за событиями в Таллине следили?

– Я возмущен. Это печально… Допустим, есть недовольство таллинскими правителями политикой кремлевского руководства. Но зачем проецировать это на весь народ? Причем так цинично. И так ведь мелко уколоть и похабно! Или вот те же украинские правители, которые не согласны с политикой нашего Кремля... Да я с ней тоже во многом не согласен! Я же не проецирую это несогласие на весь российский народ, который страдал, воевал, лямку тянул и из грязи всю Европу вытянул, и тех же эстонцев. Интересно, где бы они были при Гитлере! И те же латыши, которым когда напоминаешь, сколько они сами в России натворили, у них сразу рожи меняются. Алеша – это символ. Зачем трогать символы? В 91-м году я, будучи человеком совершенно демократических убеждений, отказался наотрез петь в стиле диско гимн Советского Союза. Была такая тенденция – издевались, пели гимн СССР на разный стебный манер. Мне было это противно. Я говорил: «Ребята, вы чего делаете? Наши старики-предки за это умирали, это же их истины, их идеология». Если ты не уважаешь чужой истины, то у тебя не будет и своей… В истории с памятником мы ведь требовали всего лишь уважения. Кому он мешал? Если бы я был пацаном и был бы сейчас в Таллине, то, несомненно, оказался бы там, на площади. С другой стороны, политика России с нашими ближайшими соседями, на мой взгляд, нечестная. Потому что все завязано на деньгах. Столько российского бизнеса в том же Таллине! Поэтому наше государство и не может вести честную и принципиальную политику и с эстонцами, и с Украиной, где москвичи владеют шахтами и заводами, где все в доле, и на Кавказе, в Грузии и Абхазии. Поэтому наши государственные мужи и ведут себя безвольно – «бабло»-то их там же. И делают какие-то глупости в той же Украине, посылая туда поезда с попсой, которые больше навредили, чем помогли нашему имиджу во времена «оранжевой революции». Все это делает нашу политику нечестной, гибкой. Виляем ластами. Я понимаю ту молодежь, которая сейчас там, в Эстонии, бунтует. Потому что они все это знают – за кем «бабло» и как это все завязано. Это крик отчаяния нормальных людей, которые действительно чтут какие-то традиции, и чтут предков оскорбленных людей. Я полностью с ними… У меня были какие-то беседы с интеллектуалами французскими, английскими, которые мне вообще говорили, что Россия, когда она празднует День Победы так мощно и пафосно, их пугает. Говорят: «Если бы вы примирились, как мы, с немцами, поплакали на могилках и будет, то, может быть, мы бы вас боялись меньше, и вы гораздо быстрее бы вошли в Европу». Конечно, без Европы мы никак не проживем, в изоляции, у нас ведь и проблемы все более и более общие с Европой при нынешних глобальных изменениях в мире. Но я им всем отвечаю на это: «Я все понимаю, но вы не потеряли столько людей, как мы, в этой войне. У нас ведь каждая семья пострадала. У нас тут был такой Армагеддон, что вам и не снилось». И Вторую мировую войну мы будем помнить всегда, так же, как евреи помнят Холокост и даже уход из Египта тысячелетней давности. Тем более что еще живы свидетели тех событий, это наши отцы и деды. А вот эта пресловутая «политкорректность»… Я вот сейчас ездил по Украине – так вот многие политики тамошние ищут союзников на Западе, в НАТО. А я параллельно читаю Карамзина и вижу: сколько раз все это уже было. Все повторяется. Сколько раз князья – суздальские, владимирские, киевские – искали защиту где-то на стороне – у папы Иннокентия IV или у венгерского короля, не понимая, что просто-напросто надо в этой ситуации объединиться, чтобы дать отпор и тем, и другим, и третьим. К сожалению, мир так же безграмотен сейчас, как и ранее.


СПРАВКА

Рок-музыкант Юрий ШЕВЧУК родился 16 мая 1957 года в поселке Ягодное Магаданской области. В 1964 году семья переехала в Нальчик, а в 1970 – в Уфу. После окончания в 1981 году Башкирского педагогического института работал учителем рисования в школе. В 1982 году вместе с Владимиром Сигачевым создал в Уфе рок-группу «ДДТ». После выпуска альбома «Периферия» группа и лично Шевчук подверглись преследованиям со стороны обкома ВЛКСМ и КГБ. Музыканту пришлось покинуть Уфу и жить в Череповце, Свердловске, Москве. В 1986 году переезжает в Ленинград, где воссоздает группу «ДДТ». В начале 1996 года первым из музыкантов побывал в зоне боевых действий в Чечне. Как актер снялся в главных ролях в художественных фильмах «Духов день» (1990) и «Вовочка» (2003). Лауреат конкурса «Золотой камертон» (1982), премии «Триумф» (2007). Народный артист Республики Башкортостан (2003).

Новости дня


shadow
Наверх