Главная / Газета 22 Марта 2007 г. 00:00 / Культура

Назад в Средневековье

Теодор Курентзис попытался исполнить «Реквием» Верди в оригинальной трактовке

ОЛЬГА РОМАНЦОВА

«Реквием» Верди в Москве исполняют редко и только в связи с какими-нибудь знаменательными датами: это произведение слишком масштабно и сложно для рядового концерта. А дирижер Теодор Курентзис, сыгравший его 20 марта – в день рождения легендарного пианиста Святослава Рихтера, сознательно завысил планку себе и оркестру Musica Аeterna. Он приблизил состав инструментов к тому, что звучал на премьере опуса в 1874 году, и изменил привычную трактовку.

«Реквием» – единственный опус Джузеппе Верди, не предназначенный для оперного театра. Он посвящен Алессандро Манцони – писателю и одному из лидеров тогдашнего итальянского национально-освободительного движения. Потрясенный смертью Манцони, Верди решил почтить память писателя, сочинив музыкальное произведение и публично его исполнив. В Италии XIX века это мог быть только «Реквием» (погребальная месса) на канонический латинский текст. Изменив привычному жанру, Верди, по сути, остался ему верен: музыка наполнена скорбью по умершему, гневом, что смерть уносит из жизни лучших людей, и другими чувствами, способными украсить любую оперу. И обычно дирижеры, играющие «Реквием», обрушивают на зрителя этот бурный поток чувств и преувеличенных оперных красот.

Курентзис сделал иначе. Он освободил сочинение Верди от помпезности и ложного пафоса. В его трактовке «Реквием» напоминает духовную музыку средневековых композиторов. Это не плач об усопшем, а скорее молитва о том, чтобы он обрел вечный покой. Чтобы возник такой эффект, дирижер поменял не только трактовку, но и звучание оркестра: часть духовых инструментов заменили на более старинные, сделали другие палочки для барабанов и внесли еще кое-какие изменения. Говорят, что на некоторые скрипки для большего эффекта натянули старые, жильные струны.

Добиться нужного звучания дирижеру помогал оркестр Musica Aeterna, созданный им в Новосибирске, и камерный оркестр Musica Viva. За последние годы Musica Aeterna из камерного превратился в малый симфонический оркестр (в нем около 60 музыкантов). Многие выпускники Новосибирской консерватории, раньше игравшие здесь, перебрались в Москву и Петербург, но всегда собираются, чтобы участвовать в проектах своего маэстро. Хоровые партии достались Камерному хору Московской консерватории под управлением Бориса Тевлина и «New Siberian Singers» из Новосибирского театра оперы и балета, который сейчас возглавляет Курентзис. Вокальные партии – певцам из Германии и России.

Перед началом концерта Святослав Бэлза сказал, что публика в этот вечер услышит то же, что те люди, которые были на премьере в 1874 году в Миланской церкви. Правда, этот вопрос спорный, как и все, что связано с аутентичным исполнением музыки. Инструменты можно сделать такими же, как тогда. Но уже никому не дано понять, каким было сознание человека 100 или 200 лет назад, как тогда воспринимали и играли музыку (ведь записей не сохранилось). Ясно одно, «Реквием», прозвучавший в БЗК, получился не отчаянным и страстным, а сосредоточенно-молитвенным, местами духовно просветленным, наполненным энергией и драйвом. Моменты отчаянной борьбы со смертью стали более сумрачными, напоминая о «Божественной комедии» Данте, где Вергилий водит героя по кругам ада. А смягченный, но по-прежнему грозный финал напомнил фразу, сказанную о булгаковском Мастере: «он не заслужил света, он заслужил покой». Курентзис сделал все, что мог: чтобы пойти еще дальше, дирижеру пришлось бы переписывать партитуру. Выручка от концерта будет направлена на разработку проектной документации для нового здания фонда Рихтера в Тарусе.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 марта 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: