Главная / Газета 8 Марта 2007 г. 00:00 / Культура

Писаные красавицы

Накануне 8 Марта «Новые Известия» составили пятерку лучших женских портретов в русской живописи

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Составить список картинных красавиц оказалось не просто сложно, а невероятно сложно. По двум причинам: во-первых, женский портрет – едва ли не самый популярный жанр в русском искусстве (пейзаж ему явно уступает), во-вторых, как из прекрасных дам выбрать самых прекрасных, одному Богу известно (помнится, как раз из-за этого греческие боги и начали Троянскую войну). Однако, собрав волю в кулак, предлагаем глубоко субъективную пятерку. При этом решено сразу отказаться от картин двух категорий: от изображений ню (все-таки 8 Марта – день романтический, подразумевающий, в первую очередь, высокие чувства) и от всякого рода абстракций (там совсем уж стерты критерии).

shadow 1. Портрет Марии Лопухиной.

1797 г. Владимир Боровиковский.

Отставная дочь генерала Ивана Толстова умерла через пять лет после написания картины. Мечтательность девушки и туманный пейзаж сделали портрет иконой нового стиля – сентиментализма. По легенде, у художника был далеко не только профессиональный интерес к модели. Поэт Яков Полонский посвятил изображению стихотворные строки: «И будет этот взгляд и эта прелесть тела / К ней равнодушное потомство привлекать, / Уча его любить, страдать, прощать, молчать».



shadow 2. «Неизвестная» (или «Незнакомка»).

1883 г. Иван Крамской.

Одни видят в ней высокородную дворянку, другие – даму полусвета. Что означает этот надменно-снисходительный взгляд, куда направляется жгучая брюнетка, откуда и кто она? Вопросов возникает больше, чем ответов. Что и требовалось доказать: в женщине должна быть загадка.



shadow 3. «За туалетом». 1910 г.

Зинаида Серебрякова.

Представленный на 7-й выставке Союза художников, этот автопортрет Серебряковой сразу произвел фурор. В нем чувствовались русское очарование и парижский шик. Александр Бенуа писал: «Здесь полная непосредственность и простота: истинный художественный темперамент, что-то звонкое, молодое, смеющееся, солнечное и ясное».



shadow 4. «Петроградская Мадонна».

1918 г. Кузьма Петров-Водкин.

Соединив русскую Богородичную икону с европейским образом Мадонны, художник вывел общечеловеческий идеал матери в один из самых драматичных моментов нашей истории.





shadow 5. «Делегатка».

1927 г.

Георгий Ряжский.

Кому-то этот портрет покажется издевательством над идеалом женщины – не хватает только нагана. Между тем именно этот типаж в воображении наших дедов считался самым модным и эротичным. Свободная, умная, волевая. Сравните с «Незнакомкой» Крамского.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 марта 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: