Главная / Газета 31 Января 2007 г. 00:00 / Культура

Певец Лев Лещенко

«К каждому микрофону милиционера не приставишь»

ВЕРА ЩИРОВА

Завтра классик советской эстрады Лев ЛЕЩЕНКО отметит 65-летие на сцене Государственного Кремлевского дворца. Песни «Соловьиная роща», «Прощай», «Команда молодости нашей», казалось, остались в далеком прошлом, однако и сегодня Лещенко удивительным образом удается оставаться актуальным персонажем. И дело здесь не только в «моде на ностальгию». То Лев Валерьянович свою молодую протеже пытается раскрутить, то жюри песенного конкурса возглавит, то в качестве музыкального эксперта выступит. «Новые Известия» встретились с юбиляром.

shadow
– Лев Валерьянович, концерт в честь вашего юбилея будет особенным? Вы готовите для зрителей какие-то сюрпризы?

– Так как концерт будет посвящен моему 65-летию, то я решил выстроить его по хронологии моей творческой жизни. На концерте будет все. И классика – оперетта, арии, и эстрада, и романсы, и разговорный жанр. И все это будет перемешано.

– Сегодня модно бороться с фонограммой. Например, в Мосгордуме активно готовят законопроект в защиту потребителей от «фанеры», хотят обязать артистов указывать на афишах каким будет концерт. Ваш концерт будет «живым»?

– На моем юбилее часть концерта будет живой, часть микст, может, кто-то из гостей придет с фонограммой. Дело в том, что очень много будет переделанного, то есть не просто слова, а, например, ария с поздравительными словами. Такие вещи трудно воспринимаются, поэтому кое-что будет записано, но в целом будет живой концерт. Что касается закона, то пусть они сначала его примут, попробуют у каждого микрофона поставить милиционера, а потом мы поговорим на эту тему. Это сущая глупость.

– То есть, на ваш взгляд, этот закон не нужен?

– Конечно, потому что в нем нет никакого смысла, он ничего не изменит. Фонограмма – это прерогатива каждого человека. Есть у него совесть – поет без фонограммы, нет совести – пусть поет как хочет. Да и потом, никто из артистов не будет указывать, что концерт пройдет под фонограмму, все будут писать, что работают вживую.

– А может быть артистам этот закон не нужен, потому что они просто не умеют петь? Ведь сейчас все мечтают попасть на «фабрики звезд», найти богатого продюсера, а учиться петь никто не хочет. Может, сегодня и не обязательно учиться вокалу?

– Действительно, к сожалению, очень много людей, сегодня не имеют образования или имеют образование за деньги, что тоже является порочным, потому что бездарность может учиться за деньги. А потом эти бездари говорят, что имеют образование и требуют, чтобы им дали возможность работать – это порочный круг такой. Я считаю, что вокалисту обязательно нужно закончить хотя бы училище. Ведь все американские актеры проходят какие-то школы, институты, никто с улицы никого не берет. Потом они проходят отбор, потом из них собирают самых лучших и начинают их раскручивать. И у нас так должно быть. Пока в России такая система еще не сложилась, но думаю, со временем сложится.

– На ваш взгляд, из сегодняшних молодых звезд кто-нибудь останется на плаву лет через тридцать? Вы их вообще по голосам различаете?

– Да, к сожалению, сейчас артисты и их продюсеры не обращают внимания на самое главное – на индивидуальность тембра, актерскую индивидуальность. Сейчас все немного унифицировано. Хотя есть талантливые ребята. Например, Виктория Дайнеко, Алена Высоцкая, Наталья Подольская, Дима Билан, Алексей Чумаков, Александр Панайотов, Алексей Гоман – вот это те ребята, которые могут удержаться на эстраде, если будут работать над собой. И все же предсказывать сложно, время покажет.

– В свое время вы победили на Всесоюзном конкурсе артистов эстрады, и это помогло вам стать популярным. Победители же сегодняшних конкурсов, в том числе тех, которые курируете вы, не становятся известными, они растворяются в толпе, об их судьбе никто не знает. Нужны ли в таком случае эти конкурсы?

– Согласен, сейчас эти конкурсы не дают исполнителю возможность стать популярным. Все конкурсы превратились в некую формальность, они не дают результата, ибо это просто разовая история. Но, к сожалению, остановить этот процесс невозможно. Еще многое зависит от того, как освещается конкурс в СМИ. Так, конкурс артистов эстрады тоже ничего не показал и не дал, потому что был плохо освещен, хотя он проходит при поддержке Роскультуры и мы много в него вкладываем. А вот если конкурс хорошо раскручен телевидением, радио, то тогда что-то получается. Например, «Новая волна» дала одного-двух исполнителей, и в принципе этого достаточно. Если «Славянский базар» даст одного-двух исполнителей, тоже будет достаточно. В конце концов и раньше так было, десятка популярных исполнителей сразу никогда не появлялось. Поэтому конкурсы все же должны быть. Пусть один или два человека засветятся.

– В прошлом году на конкурсе «Славянский базар» засветилась артистка вашего театра Оксана Богословская, и к тому же был громкий скандал: вас как члена жюри обвиняли в пристрастности, завышении оценок. И где теперь Оксана?

– Оксана никуда не пропала, она сейчас работает у нас в коллективе и готовит свою пластинку. Если говорить о ее победе, то она выиграла совершенно объективно. Я даже не был председателем жюри, я был одним из двенадцати судей, и какие бы баллы я ни поставил, она все равно бы победила. Я мог бы поставить ей единицу, и она все равно бы выиграла, потому что шла с большим отрывом. А что касается популярности Оксаны, то скажите, кто о ней мог узнать, если конкурс не показало даже российское телевидение? Поэтому Оксана может быть только поддержана людьми, которые заинтересованы в том, чтобы ей помочь, в данном случае это я. Сейчас мы подобрали репертуар, будем делать пластинку, снимать клип. Не исключено, что Оксана поедет на «Новую волну» или «Пять звезд». У нее будет не быстрый старт, а постепенный рост.

Лев Лещенко – «первая скрипка» не только на эстраде, но и в семье (с женой Ириной).
Фото: ВИКТОР ГОРЯЧЕВ
shadow – То есть сейчас вы серьезно занялись продюсированием? Кроме Оксаны, у вас еще есть подопечные?

– Занимаюсь, но немножко. Еще у меня есть Марина Лях, группы «Ирис», «Конти» – Оксана в ней тоже принимает участие. Но, как я уже сказал, не будет быстрого старта, у нас нет таких задач и таких безумных денег.

– Однажды вы признались, что эстрада вам наскучила, что хочется чего-то нового. Так чего же хотите?

– Я пытаюсь во всем находить новые формы – в концертах, делаю новые аранжировки, работаю с новыми звуками, произведениями. А еще больше я сейчас увлекаюсь спортом (Лещенко – вице-президент баскетбольного клуба суперлиги «Динамо Подмосковье». – «НИ»), бизнесом и благотворительностью.

– Кстати, о бизнесе. Вы один из немногих артистов, которые никогда не скрывают своих дополнительных доходов...

– Да, не скрываю, а зачем? Я открыто говорю, что являюсь акционером деревоперерабатывающей фабрики во Владимире. И пока мне этого достаточно. У нас там очень серьезные проекты, перспективы и объемы большие, и нам сейчас надо развиваться. Приходится вникать – с фабрики ко мне приходят люди, и я докладываю, что, к примеру, нужен новый хорвестер или форвардер. Вот такая история.

– А может, вы увлеклись бизнесом не от скуки, а потому что в России артист не может прожить, занимаясь только творчеством?

– Прожить можно, но из-за того, что в нашей стране экономическая ситуация нестабильна, артисты, как и все люди, хотят заработанное вкладывать либо в строительство, либо в недвижимость, либо в бизнес. Поэтому это совершенно нормальный и логичный процесс.

– Если бы в России работал закон об авторском праве, вам бы жилось проще?

– Конечно, ведь сейчас в России не оплачиваются колоссальное количество пластинок, выступлений на радио, телевидении. И поэтому наши артисты так много работают. На Западе никто не дает такое огромное количество концертов, все живут с авторских отчислений. К примеру, в 2006 году я раз двадцать снялся на телевидении, раз двадцать выступил на телевизионных концертах, и, конечно, это все должно оплачиваться. Но деньги идут мимо артистов, поэтому мы и пашем, как волки. Ну, наверное, когда-нибудь эта ситуация изменится. Я думаю, у нас уже сейчас есть исполнители, которые получают за это деньги.

– Вы солидарны с теми коллегами, которые выступают в поддержку закона, запрещающего публикацию фотографий без разрешения артиста?

– В плане фотографий согласования должны быть обязательно. Потому что иногда появляются такие уродливые искаженные лица, которые дискредитируют и политиков, и артистов. Политика выставляют идиотом, артиста – уродливым. А вот что касается прав журналиста на использование собственной информации, то здесь не должно быть коррекции, иначе исчезнет свобода слова.

– Неужели вы готовы жертвовать временем, чтобы просматривать сотни фотографий?

– Конечно, потому что я хочу, чтобы все было идеально. Кстати, именно поэтому вокруг меня нет скандалов и сплетен, я никогда себя не подставляю. И не делаю ничего такого, чтобы у журналистов появилась хоть малейшая возможность писать или говорить обо мне в негативном ключе.

Опубликовано в номере «НИ» от 31 января 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: