Главная / Газета 20 Декабря 2006 г. 00:00 / Культура

Во славу древнего монаха

Москвичи услышали новую оперу о человеке, придумавшем ноты

ОЛЬГА РОМАНЦОВА

Скрипачка и руководитель ансамбля «Академия старинной музыки» Татьяна Гринденко не раз превращала Концертный зал имени Чайковского, рассчитанный на почтенные филармонические мероприятия, в экспериментальную площадку. В понедельник Гринденко превратила в авангардную акцию даже собственный юбилейный вечер, впервые исполнив в России оперу своего супруга композитора Владимира Мартынова «Упражнения и танцы Гвидо». Главным героем оперы стал итальянский монах, придумавший ноты.

В нынешнем сезоне на Гринденко обрушилась череда юбилеев: ее собственный, 60-летие Владимира Мартынова, 25-летие со дня основания одного из ее ансамблей, «Академии старинной музыки», и пятилетие другого, названного Opus Posth. В нынешнем году исполняется и 300 лет со дня рождения итальянского композитора Монтеверди. Приняв во внимание все эти факты, Гринденко решила устроить праздничный вечер, отметив разом все торжественные даты.

В первом отделении прозвучали мадригалы Монтеверди, а во втором появился еще один юбиляр, монах Гвидо Аретинский (в нынешнем году со дня его рождения исполняется тысяча лет – еще одно совпадение). Именно этот монах, занимавшийся пением с мальчиками церковного хора, некогда изобрел нотную систему: пять линеек нотного стана, скрипичный и басовый ключи и нотные загогулины. Правда, нот у Гвидо было всего шесть, и назывались они «ут», «ре», «ми», «фа», «соль», «ля». Но его изобретение стало настоящим прорывом. Теперь человек, знающий ноты, мог исполнить любое произведение по записи, глядя на лист. За это монаха осыпали почестями. До наших дней дошло письмо Гвидо своему товарищу, в котором он хвалится, с какими почестями его принимал тогдашний папа Бенедикт.

Владимир Мартынов использовал это письмо в своей опере «Упражнения и танцы Гвидо». Убежденный в том, что «время композиторов прошло» и мы стоим на пороге новой культурной эпохи, Мартынов написал «оперу о невозможности оперы». Точнее, решил показать, с чего началась мировая музыкальная история и к чему она пришла. И добавил к письму фрагменты старинного трактата о пении и фрагменты из труда Бонавентуры «Путеводитель души к Богу». Оперу исполнили девять лет назад на фестивале в Германии. Поэтому ее концертное исполнение в зале Чайковского стало российской премьерой.

Бонавентура выделил шесть ступеней восхождения, поэтому Мартынов поделил оперу на шесть частей. В каждой участвовал мужской хор (хор «Духовное возрождение» под руководством Льва Конторовича), органист Федор Строганов и три певца: специалист по исполнению старинной музыки тенор Марк Таккер (Гвидо), Яна Иванилова и Татьяна Моногарова, которая недавно спела Татьяну в «Евгении Онегине» в Большом театре и неожиданно заинтересовалась современной музыкой.

В итоге в «Упражнениях и танцах» соединились шесть маленьких опер, одна красивее другой. Первая напоминала григорианский хорал, потом его сменили фрагменты в стиле Монтеверди, Моцарта, Россини и остальных оперных патриархов. Формально в них не было никакого сюжета, но, исполняя опус Мартынова, певцы и музыканты как будто возводили сложную нотную конструкцию, украшая замысловатыми барельефами каждый этаж. Причем главная нагрузка в этом строительстве легла на музыкального руководителя проекта Татьяну Гринденко. В последней части, когда по трактату Бонавентуры, верующий достигает немыслимых духовных высот, сложная конструкция рассыпалась, будто карточный домик. Солисты «Академии старинной музыки» били смычками по струнам, подражая гитарным рифам рок-музыкантов, сметавшим остатки былой гармонии. А новую, которая когда-нибудь должна наступить, изобразил хрустальный голосок челесты.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 декабря 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: