Главная / Газета 19 Декабря 2006 г. 00:00 / Культура

Наш ответ Борату

Русская художница разоблачает фабрику грез

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

В Американском центре, располагающемся в Библиотеке иностранной литературы, открылась выставка одной из самых непредсказуемых художниц, мастера перфоманса и провокации Елены Ковылиной. Название ее международного проекта – «Любовь после холодной войны» – не что иное, как заголовок фиктивного фильма, который Ковылина якобы собиралась снять в Голливуде. Ради участия в съемках жители «фабрики грез» примеряли на себя костюм президента и рассказывали, за что они любят Америку.

shadow
В то время, пока еще не улеглись бурные страсти вокруг фильма-провокации «Борат», созданного американским комиком Сашей Бароном Коэном, вроде бы неловко говорить, что это продукт далеко не первой свежести. Но на самом деле так оно и есть: все ходы, использованные господином Коэном в маске казахского журналиста, давным-давно апробированы современными художниками. Речь идет о трех главных приемах любого перфоманса: во-первых, нужно создать такую ситуацию, в которой его участники и не подозревают, что их выставляют в смешном (странном, нелепом, трагическом и тому подобное) виде. Во-вторых, нужно найти «болевые точки» граждан, их комплексы, которые, в конце концов, будут разоблачены. В-третьих, и в главных, надо виртуозно провести свою роль, не переусердствуя с клоунадой и серьезностью. Как раз Саша Коэн в предыдущих своих телешоу владел всеми приемами с блеском: в роли телеобозревателя австрийского гея Бруно он разоблачал гламур высокой моды, пустоту богемы, проникая за кулисы подиумов. И это было не менее смело и смешно, нежели его политические эскапады.

shadow На российской сцене, где перфоманс окончательно захирел и вылился в жалкие потуги «Комеди клаба», можно говорить лишь об отдельных маргинальных проявлениях этого жанра. Как раз Елена Ковылина и пытается поддержать догорающий огонь. Каждая ее акция – это не случайный набор жестов, а продуманная художественная стратегия. В этот раз, получив поддержку солидных западных центров искусств, она обратилась к весьма болезненной проблеме – к стремлению людей урвать свои несколько минут (часов, лет) славы. Иными словами, предложила жителям Лос-Анджелеса, куда, как водится, все стремятся в надежде на роль в кино, попробовать себя в ленте «Любовь после холодной войны».

В газете были размещены объявления о кастинге на роли президента, первой леди, топ-модели и агента. Понятно, что в претендентах недостатка не было. Ковылину завалили фотографиями и резюме «из народа», где каждый представал в выбранной для себя роли. Среди всех кандидатов были выделены 70 человек, с которыми Елена записала монологи на тему «Почему я люблю Америку» на фоне американского флага. Теперь вся продукция (фотоколлаж и видеозаписи интервью) выставлена в Американском центре на всеобщее обозрение и анализ.

shadow Нельзя сказать, чтобы эксплуатация американского комплекса «воплотить киномечту» была особенно новой. На этих мотивах играют все создатели реалити-шоу. Кому же не хочется оказаться в телевизоре или на экране? Однако у Ковылиной, как и у Коэна, размах шире – они затрагивают не только тщеславие, но и более глубокие механизмы современной цивилизации. Виртуальная жизнь в воображаемом мире сегодня куда как актуальнее жизни реальной, каждый хочет быть кем-то другим. И этот подрыв глубоких жизненных принципов и превращение их в чисто рекламный и шоуменский трюк – главная болезнь начала века. В этом смысле образ «идеального американца» Елены Ковылиной очень перекликается с изображением «идеального казаха» Саши Коэна – оба до скандального нереальны.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 декабря 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: