Главная / Газета 14 Декабря 2006 г. 00:00 / Культура

Художественный руководитель балета Большого театра Алексей Ратманский

«Наших танцовщиков знают во всем мире»

БОРИС ТАРАСОВ

Недавно в Большом театре прошли Мастерские современной хореографии – балетмейстеры экспериментировали с новыми танцевальными веяниями. Мастерские проходили в третий раз и, как всегда, вызвали пристальный интерес и неоднозначную оценку. Но в период хронического отсутствия талантливых балетмейстеров в России каждую попытку подобного рода следует приветствовать и всячески поддерживать. Об этом «НИ» рассказал инициатор проведения Мастерских – художественный руководитель балета Большого театра Алексей Ратманский.

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
shadow
– С тех пор как вы пришли в Большой театр, в вас что-то изменилось? Ваше представление о нем? Те планы, которые вы строили, они осуществились?

– Я стараюсь это делать. Мои представления о Большом? О качестве танцовщиков Большого театра? Думаю, не изменились. Мне кажется, я очень внимательно смотрел спектакли до того, как приступил к исполнению своих обязанностей. И в целом – все так, как я себе представлял. Конечно, это огромная работа, надежды и разочарования, взлеты и падения, успех и провалы. Все копится – и хорошее, и плохое. Если конкретнее – каждый спектакль отличается от другого. Каждый артист хорош ровно настолько, насколько хорошо он станцевал последний раз. Каждый раз надо доказывать.

– Не так давно Большой театр вернулся с первых за многие годы гастролей по провинции, из Новосибирска. Как прошли гастроли?

– Они прошли неплохо. Новосибирск вообще балетный город, и там прекрасный театр. Это уникальный памятник сталинского ампира, просто колоссальный. Его называют «Сибирский Колизей». Мы заранее туда ездили, смотрели сцену – великолепная, большая. И для нас было важно выступить на большой сцене, потому что, конечно, размеры Новой сцены Большого… Боюсь, как бы они не повлияли на манеру исполнения – знаменитую, широкую манеру исполнения артистов Большого театра. Потому что приходится умерять все – и шаги, и прыжки, и подачу. Думаю, что, когда мы вернемся на большую сцену, должен будет пройти период адаптации, возвращения забытых навыков. И потому возможность танцевать на большой сцене для большого количества зрителей – это очень важно. Кроме того, мы возили туда «Легенду о любви», которая у нас не шла два года, также «Спящую красавицу», которая идет очень-очень редко.

– А ведь «московскую манеру» танца так часто ругают…

– Я считаю, она особенная, она отличается от других манер танцовщиков во всем мире. По этой манере артистов Большого узнают. Я думаю, что сейчас все больше и больше трупп начинают выглядеть одинаково, поэтому эту стилистическую особенность, конечно, надо сохранить. С другой стороны, это не должно быть шаржем, карикатурой. Ведь эта манера не была искусственно навязана – она есть результат и репертуара, и истории этого театра, такого помпезного, такого политического.

– Открывая Мастерскую современной хореографии, вы представили двух девушек, которые занимаются не совсем обычной для Большого театра хореографией – contemporary dance (современным танцем). Насколько сегодня для артистов Большого театра актуально общение с принципиально другой эстетикой танца?

– В репертуаре у нас нет, конечно, contemporary, и, думаю, что для тех артистов, которые были там заняты, – это единственная за всю жизнь возможность попробовать себя в другой технике. И я думал, каким путем могут пойти хореографы – использовать возможности классической школы и классических танцовщиков либо их переучивать. В результате, мне кажется, они оказались где-то посередине. Выступавшие ребята танцуют в кордебалете, и в принципе я никого из них не знаю – они всегда обязаны прятать свою индивидуальность. Только премьеры и солисты, тоже закованные в рамки классических стандартов, могут проявить свою индивидуальность. Поэтому мне было страшно интересно еще и услышать, что они говорят – ведь это они сами.

– Алексей, что вы сами собираетесь делать в ближайшее время?

– Вместе с Юрием Бурлакой мы возобновляем в Большом театре «Корсар». А в феврале выходит моя «Анна Каренина» в Хельсинки. Это уже третья версия. Об остальном я не буду пока говорить.

– Как вы видите свое будущее после Большого театра?

– Я хореограф, буду ставить. А руководить труппой?.. Не хочу планировать. Думаю, что этот опыт мне дал очень много. Может быть, и забрал что-то. Но в любом случае думаю, что смогу руководить другой труппой. Хочу ли я этого?.. Думаю, мы немножко забегаем вперед. Однозначно я знаю, что я хочу ставить!


СПРАВКА

Балетмейстер Алексей РАТМАНСКИЙ родился 27 августа 1968 года в Ленинграде. В 1986 году окончил Московское хореографическое училище. В 1983 году на сцене училища поставил свой дебютный балет «Ученик чародея». Был солистом балетной труппы и хореографом Национальной оперы Украины имени Шевченко. С 1988-го по 1992 год учился на балетмейстерском факультете ГИТИСа. С 1992-го по 1995 год танцевал и ставил номера в Королевском Виннипегском балете (Канада). В 1997 году был принят в Королевский датский балет. С 1998 года ставил балеты для Большого и Мариинского театров. 1 января 2004 года был назначен художественным руководителем балета Большого театра. Заслуженный артист Украины (1993). Лауреат Российской национальной театральной премии «Золотая маска» в номинации «Лучший балетмейстер-постановщик». Рыцарь ордена Датского флага (2002). Лауреат французской премии «Бенуа де ла данс».

Опубликовано в номере «НИ» от 14 декабря 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: