Главная / Газета 7 Ноября 2006 г. 00:00 / Культура

Люди особой породы

Морис Бежар не сдает позиций лучшего хореографа

ДЕНИС БЕЛОУСОВ

В Концертном зале им. Чайковского проходят гастроли прославленной труппы Мориса Бежара «Bejart Ballet Lausanne». В программе гастролей четыре постановки, еще незнакомых отечественным балетоманам: «Искусство быть дедушкой», «Адажиетто», «Неужели это смерть?» и «Вена, Вена, только ты одна…».

Вот так грациозно танцоры Бежара хоронят Дедушку.<br>Фото: ИТАР-ТАСС. ЭМИЛЬ МАТВЕЕВ
Вот так грациозно танцоры Бежара хоронят Дедушку.
Фото: ИТАР-ТАСС. ЭМИЛЬ МАТВЕЕВ
shadow
Легендарный марселец вошел в историю отечественного балета как человек, поставивший с Майей Плисецкой «Болеро». Хотя этот балет был только одной из «русских страниц» в богатой событиями биографии хореографа. Он учился у русских педагогов, ставил танцы для Владимира Васильева и Екатерины Семеновой, Михаила Барышникова и Рудольфа Нуриева, брат Майи Михайловны Азарий Плисецкий уже 15 лет преподает в труппе Бежара классический танец, и в ней до сих пор работают русские танцовщицы. Чтобы понять, насколько мэтр заворожен русским классическим балетом, достаточно увидеть его танцовщиков. Идеально сложенные люди с удивительно красивыми и длинными руками и ногами, кажутся какой-то особой породой, специально выведенной для исполнения этого стиля. Таких танцовщиков нет ни у одного хореографа. Хотя вскоре выясняется, что исполнять бежаровцы могут все, что угодно – от изысканной классики до этники и джаз-танца, стремительно переходя из одного стиля в другой. И чувствуют себя как рыба в воде в таких головоломных комбинациях, что пересказать их словами практически невозможно.

Название гастролей «Избранное» идеально соответствует почтенному возрасту мэтра: в нынешнем году Бежару исполнилось 80 лет. Но это название – всего лишь очередной розыгрыш хореографа. Он по-прежнему интенсивно работает, и выпустил в конце прошлого года балет «Заратустра. Песнь танца», переведя на язык движений философские постулаты Ницше. Похоже, что сейчас мэтр может поставить все, что угодно, даже пресловутую телефонную книгу. Это особенно заметно в балете «Искусство быть дедушкой», недавно поставленным с молодым поколением труппы.

Хотя биологически Бежар дедом так и не стал, он воспитал не одно поколение учеников, по возрасту вполне годится в «дедушки» современных хореографов, вступающих на театральные подмостки, и прекрасно помнит доброе, старое время. Поэтому Дед (Денис Васкес) – альтер-эго Бежара в начале «Искусства быть дедушкой» танцует у балетного станка и умирает от пропущенного через него электрического тока. Молодежь, оставшись без учителя, начинает резвиться, экспериментирует со свободным движением, танцует джаз и рэп. А когда дедушка снова воскресает, под его руководством осваивает классическую хореографию или занимается гимнастикой. Кажется, что Бежару подходит любая музыка, и он может сотворить из нее все, что угодно. Особенно эффектно выглядят классические экзерсисы, которые танцуют то под джаз, то в бешеном ритме рэпа. Увидев эту постановку, понимаешь: новейшие направления хореографии для мэтра просто детский лепет. Он в совершенстве владеет ими, запросто может разговаривать с «внуками» на их языке, но его интересует совсем другое, и именно поэтому его хореография так и остается недосягаемой вершиной и не может устареть.

И хотя три остальных балета, включенные в программу: «Адажиетто» (фрагмент из «Чайки» в исполнении Жиля Романа, «Неужели это смерть?» и «Вена, Вена, только ты одна…» поставлены двадцать, а то и тридцать лет назад, их внешняя форма по-прежнему безупречна, наполнена живой энергией и точно также действует на зрителей.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 ноября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: