Главная / Газета 31 Октября 2006 г. 00:00 / Культура

Режиссер Отар Иоселиани

«Я тоскую по России, которую потерял»

ВЕСТА БОРОВИКОВА

Грузинский режиссер Отар Иоселиани, давно живущий во Франции, представил в Москве свою новую ленту «Сады осенью». В лирической комедии режиссер рассказывает о бессмысленной рутине бытия и простых радостях жизни. После премьеры картины корреспондент «НИ» встретился с г-ном ИОСЕЛИАНИ, чтобы поговорить о фильме. Но разговор получился больше о политике, о конфликте между Грузией и Россией, из-за которого режиссер сильно переживает.

Фото: AP
Фото: AP
shadow
– Ваш герой из новой картины – очень симпатичный человек. Он обретает рай, когда уже ничего не хочет и ничего не ждет. К тому же он обретает его, упав вниз. Как вы считаете, это закон жизни или частный случай вашего героя?

– Мой персонаж, будучи в высоком эшелоне власти, не делает зла. Он просто ходит по кругу, выполняет какие-то функции, которые, очевидно, для него утомительны. Он очень любит играть в бридж. Он занимается дурацкой гимнастикой. Он пьет вино, как школьник. То есть, будучи у кормила власти, он остается нормальным человеком и не вписывается в это дело. И совершенно логично, что он с большой легкостью подписывает письмо, где написано: «Я ухожу».

За ним стоит какая-то дикая сила, которая рвется к власти. С бешенством. И толпа орет, и толпа считает его во всем виноватым. Все всегда считают виноватым кого-то одного. В него кидают помидоры, поют «Интернационал». И все эти революционные страсти кончаются тем, что на его место садится человек, который рвался к власти. И тот понимает, что сделал это зря. Потому что есть такая старая поговорка: «Тяжела ты, шапка Мономаха». Наверное, об этом снятое кино.

– Почему все наши мечты имеют свойство сбываться, когда мы уже ничего не хотим?

– Вообще говоря, этот фильм еще и про нашу мечту вернуться в детство. Мечта, которая преследует всех и всегда. Смотря, конечно, у кого какое было детство. Мы думаем, что, если мы туда вернемся, там будет хорошо.

Мой герой вернулся в детство. Туда, где можно жить. А там, где он функционировал как чиновник, там жить было нельзя. И он ушел со своего отвратительного поста с легкостью. Он пришел к маме, и мама сказала ему: «Ну и слава Богу». Это фильм о возвращении в нормальную жизнь. И счастлив тот, кто живет так. Никем не руководя. Не отвечая за глобальные перемещения армий, как Джордж Буш или как Путин. Не отвечая за переселение людей.

Фото: AP
shadow – Вопрос, от которого не уйти. Как вы считаете, в чем глубинная причина всех национальных конфликтов как на территории бывшего СССР, так и в странах Европы?

– Я не профессиональный политик, поэтому отвечу просто как гражданин, потому что эта беда меня волнует. Мне кажется, есть такое агрессивное наследие, как большевизм, и есть люди, которые тоскуют по владению огромной империей. Их, наверное, немало. Но тоска эта чисто идеологическая. Давить, разделять, властвовать, но никогда в жизни не искать ни дружбы, ни союзничества, ни хрупких культурных связей. Не пытаться понять эти народы, издревле порабощенные империей. И вот ситуация, которая возникла во взаимоотношениях Грузии и России. Грузия – православная страна, единоверная с Россией. Россия, кстати, приняла христианство в 10–11 веках. Грузия – в 3 веке. Апостолы Павел и Андрей приехали в Грузию проповедовать христианство сразу после распятия Христа. Но свет христианства, на мой взгляд, дошел не до всех в наших странах. Есть притворство. В этой полосе без идеологии все вдруг рванулись в веру. И это стало настолько довлеющим и необходимым, что на месте разрушенного храма Христова, где было предложено возвести Дворец Советов, а был построен бассейн, был опять построен храм. Но храм построили бетонный. Бетонный храм, чтобы вы знали, имеет арматуру. Никогда в жизни железных конструкций ни в Тоскане, ни во Флоренции никто не допускал в храме. Потому что молитва должна возноситься к небу вольным образом, а арматура – это экран. То есть это тоже блеф, но издали этот храм похож на тот храм, который был раньше. Но он бетонный, не забывайте этого. Это называется восстановление трупа.

– В политике тоже много притворства?

– Что касается политики, то в 1802 году был подписан трактат между Россией и последним грузинским царем о ненападении. Грузия бралась защищать российские границы с юга, а Россия бралась протектировать Грузию от нападения персов.

Россия не сдержала своего слова. Она оккупировала Грузию. После революции в 1921 году было образовано независимое грузинское государство. Но, к сожалению, к власти пришли меньшевики. Которые все-таки были большевиками, то есть разделяли идею построения лучшего общества на этом свете. Но они хотели построить его путем выборов, а большевики хотели построить его путем агрессии. И была война между Российской республикой и Грузинской независимой республикой в 21-м году. И была война, в которой участвовал наш соотечественник Серго Орджоникидзе и Никита Хрущев. И в Грузии никого уже не было, чтобы организовать армию, потому что меньшевики так верили в дружбу с идеологическими товарищами, а глава Грузии Жордания был личным другом Ленина, что они не ожидали нападения. Была война, и Грузию оккупировали военные силы. Потому что против одиннадцатой российской армии были только кадеты и офицеры. Правительство уехало в эмиграцию, и с тех пор Грузия была советской республикой, более-менее поощряемой. И здесь, в Москве, закрывали глаза на некоторые вольности, происходящие там. Но это была колония. И в последние времена Грузия попыталась уже окончательно отколоться от России. Не дай Бог, если начнется война. То, что Россия проиграла войну в Афганистане, всем ясно. Потому что не туда сунулись, не туда влезли. И результат очень печальный. Потому что такого рода войны разлагают людей. Буш влез в Ирак, и Ирак превратился в базар, где все время взрываются машины, как помидоры.

– Вы получили кинематографическое образование в Советском Союзе, у вас здесь широкая аудитория, вас, как режиссера, здесь любят. У вас нет никаких теплых чувств к России. Или все, что вы говорили, касается только …

– То, что я говорю, совсем не касается моих сентиментальных чувств по отношению к России, которую я обожаю и люблю. И не только люблю, а тоскую по той России, которую я потерял. Потому что сегодня, выходя на улицы Москвы, я вижу, что Москва исчезла. Наверное, так же я это вижу, как и каждый из вас. Наверное, вы тоже тоскуете по той чудной Москве, скромной, спокойной, немного бедной, но по-своему счастливой.


СПРАВКА

Режиссер Отар ИОСЕЛИАНИ родился 2 февраля 1934 года в Тбилиси (Грузия). Учился на механико-математическом факультете Московского государственного университета. В 1965 году окончил режиссерский факультет ВГИКа (мастерская Александра Довженко). Первый же полнометражный фильм Иоселиани «Листопад» (1966) был удостоен приза «Феликс критиков» на Каннском кинофестивале и приза Жоржа Садуля за лучший дебют. Так же широко известны фильмы «Апрель» (1962), «Чугун» (1964), «Жил певчий дрозд» (1971), «Пастораль» (1976), «Фавориты Луны» (1984), «И стал свет» (1989), «Разбойники. Глава седьмая» (1996), «Истина в вине» (1999), «Утро понедельника» (2002). С начала 1980-х годов Отар Иоселиани работает во Франции. Лауреат многочисленных кинематографических призов, среди которых «Феликс критиков» (1976, 1981, 1996, 1999), специальный приз Венецианского кинофестиваля (1984, 1989, 1996), премия Берлинской академии искусств «За лучшее произведение искусства» (1992), премия Российской академии кинематографических искусств «Ника» за лучшую режиссерскую работу (1997).

Опубликовано в номере «НИ» от 31 октября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: