Главная / Газета 30 Октября 2006 г. 00:00 / Культура

Композитор Родион Щедрин

«Меня волнует тема церковного раскола»

ОЛЬГА РОМАНЦОВА

В свои 73 года композитор Родион Щедрин полон энергии. Он живет и работает в Германии, Литве, часто приезжает в Россию. Сегодня в Большом зале консерватории состоится мировая премьера его оперы «Боярыня Морозова», посвященная теме церковного раскола и испытаниям, выпавшим на долю легендарной женщины. Во время репетиций оперы Родин Щедрин встретился с корреспондентом «НИ» и рассказал не только о работе, но и о своей жизни, которая скрыта от глаз публики.

shadow
– Родион Константинович, где вы сейчас больше всего проводите времени, в Мюнхене или в Москве?

– Больше всего времени я провожу в самолете. Иногда летаю по своим делам, иногда по делам свой жены, Майи Михайловны Плисецкой. Нынешний сезон получился в высшей степени передвижническим. Мы много ездили, были на премьерах моих сочинений, участвовали в фестивалях в самых разных городах и странах. Пока силы на это есть, и это приятно, хотя Пушкин говорит, что охота к перемене мест весьма мучительное свойство. Мы живем на три дома: у нас квартира в Москве, мы снимаем квартиру в Мюнхене и, кроме того, у нас уже 25 лет есть дом в Литве, который мы очень любим. Так что мы живем в трех государствах.

– А где вам больше нравится?

– Все зависит от того, чем я занимаюсь. В Москве я родился, у меня здесь вся библиотека, в том числе и нотная, рояль, гараж и все остальное. Но в Мюнхене моя профессиональная жизнь проходит очень интенсивно: там работает мой издатель Schott. Кроме того, там хорошие врачи и очень вкусные хлеб и пиво. Именно в Мюнхене. Отпиваешь глоток, и кажется, что это не пиво, а пьянящий, ароматный мед. Мюнхенское пиво ни с каким не спутаешь. Отъезжаешь буквально на 50 километров от города, пиво тоже хорошее, но в нем нет такого потрясающего букета и аромата... В октябре нас с Майей Михайловной пригласили на открытие Октоберфеста, и мы участвовали в этом празднике. Все было очень торжественно и вкусно. На столах стояли почти метровые блюда закусок и литровые кружки пива. Их специально учатся держать четырьмя пальцами. А Литва – это наше пристанище для того, чтобы уединиться, сосредоточиться, поработать и полюбоваться природой. Кроме того, там прекрасная рыбалка, грибные места, а я с детства одержимый рыбак.

– Вы следите за тем, что происходит в России?

– Конечно, мы внимательно читаем газеты. И к тому же и в Мюнхене, и в Литве на наших телевизорах установлены все программы российского телевидения.

– Почему вы решили сделать премьеру оперы «Боярыня Морозова» именно в Москве?

– У меня была возможность сделать премьеру на Западе, но я не стал этого делать. По-моему, конфликт в этой опере абсолютно русский: люди жертвовали собой ради веры, отдавали свои жизни, сгорая заживо вместе с семьями во имя того, чтобы перекреститься двумя пальцами, а не тремя. Боярыня Морозова ради веры идет на страшные пытки и смерть от голода и жажды в земляной яме. Иностранцам все это не очень понятно. Кроме того, я использую в опере древнеславянский язык (в либретто есть фрагменты из жития протопопа Аввакума, написанные на этом языке). Иностранным слушателям все это надо переводить. Поэтому я очень рад, что «Боярыней Морозовой» заинтересовался руководитель Камерного хора Московской консерватории Борис Тевлин, с которым меня связывают давние дружеские и профессиональные отношения. Мы доверяем друг другу, верим в творческие возможности каждого из нас, и наша дружба проверена давним опытом человеческого и музыкантского общения. Мне приятно сотрудничество с артистическим агентством Classica Viva, одним из самых авторитетных в Москве. По-моему, певцы подобраны очень удачно.

Щедрина и Плисецкую волнует все, что происходит в России.
Фото: ИТАР-ТАСС
shadow – Почему вы сами написали либретто?

– У меня уже есть опыт создания либретто для своих сочинений. Я делал его для «Мертвых душ», «Лолиты», «Очарованного странника» и в какой-то степени для «Запечатленного ангела». Мне кажется, что это естественный процесс: самому находить способ омузыкаливания того или иного литературного сочинения. Шенберг считал, что лучший либреттист для композитора – сам композитор. Я разделяю его точку зрения. Главными источниками для либретто стали две великие книги: «Житие протопопа Аввакума, им самим рассказанное» и «Житие боярыни Морозовой, сестры ее княгини Урусовой и Марии Даниловой, полковничьей жены». Эти книги полны драматизма, конфликтов и выпуклых, ярких образов. Кроме того, я прочел множество книг, рассказывающих о кровавом конфликте, связанном с расколом церкви, и консультировался с целым рядом людей, которым я доверяю. Меня очень волнует тема церковного раскола, страшного периода в нашей истории. Сначала я хотел рассказать о ней через судьбу протопопа Аввакума, но потом почувствовал, что главной героиней должна быть боярыня Морозова. Она была самой богатой и знатной женщиной России, ее брат был наставником царя Алексея Михайловича. И ради веры отказалась от всего. Пустила в свой дворец юродивых, пожертвовала жизнью своего сына, которого безмерно любила, пошла на смерть.

– Тема раскола кажется вам актуальной?

– Она вызывает у меня человеческий, исторический и музыкальный интерес. Мой дед был православным священником, отец получил духовное образование, он окончил тульскую духовную семинарию, так что интерес к вопросам веры у меня в крови. Он продиктован совсем не тем, что религия в России стала, можно употребить это слово, модной.

– Правда ли, что в опере практически не будет музыкальных инструментов?

– Конечно, без музыкальных инструментов нельзя обойтись, хотя в «Запечатленном ангеле» у меня играет только свирель (эту партию чаще играют на флейте). Я решил передать трагедию боярыни Морозовой через хор. Кроме того, в опере участвуют три музыканта: трубач, литаврист и исполнитель, играющий на ударных инструментах. У них есть в опере и чисто драматургические функции.

– Некоторые композиторы сейчас пишут музыку на компьютере. Вам не хотелось дополнить «Боярыню Морозову» компьютерными звуками?

– Нет. Я считаю, что для того типа музыки, которой я посвятил свою жизнь, это бесполезно. Компьютер облегчает работу композиторов, занимающихся прикладными жанрами. Но я всегда с первых же звуков слышу, если музыка записана на компьютере: наше ухо и наш мозг устроены гораздо более умно, чем самый совершенный компьютер. К тому же, если вы играете на синтезаторе, компьютер может записать музыку в размере 26 шестнадцатых, в жизни такие размеры просто не встречаются. А ноты, написанные на бумаге, может прочесть другой человек. Поэтому можно восторгаться техническими достижениями, но компьютерами никогда не будут пользоваться те, кто всерьез занимается современной классической музыкой.


СПРАВКА

Композитор Родион ЩЕДРИН родился 16 декабря 1932 года в Москве. В 1955 году окончил Московскую консерваторию по классам композиции и фортепиано. В 1973 году стал председателем правления Союза композиторов РСФСР. Создал произведения в различных жанрах: балеты «Конек-Горбунок» (1960), «Кармен-сюита» (1967), «Анна Каренина» (1972); оперы «Не только любовь» (1961), «Мертвые души» (1977), «Лолита» (1993); концерт для оркестра «Озорные частушки» (1963), оратория «Ленин в сердце народном» (1969), концерты для фортепиано с оркестром, 24 прелюдии и фуги и другие. Лауреат Государственной премии СССР (1972) и Ленинской премии СССР (1984). Народный артист СССР (1981), почетный член международного музыкального совета при ЮНЕСКО (1985), лауреат Государственной премии России (1992), премии имени Дмитрия Шостаковича (1993), премии «Crystal Awards» в Швейцарии (1993). Кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» III степени. Почетный член-корреспондент Баварской академии изящных искусств, почетный профессор Московской консерватории (1997).

Опубликовано в номере «НИ» от 30 октября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: