Главная / Газета 27 Октября 2006 г. 00:00 / Культура

Актер Дмитрий Харатьян

«Наша жизнь напоминает черную комедию»

ВЕСТА БОРОВИКОВА

Победа черной комедии «Изображая жертву» Кирилла Серебренникова на международном кинофестивале в Риме дала повод всерьез задуматься о том, над чем и как мы сегодня смеемся. Неутешительные выводы захотелось как-то развеять или, увы, подтвердить. На тему природы юмора наших дней корреспондент «НИ» побеседовал с Дмитрием ХАРАТЬЯНОМ, которого многие кинозрители воспринимают в первую очередь как актера комедийного жанра.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
– Дмитрий, вы яркий комедийный актер, работали с классиком жанра Леонидом Гайдаем. Наблюдаете ли вы сейчас кризис комедийного жанра? Не стал ли наш смех более злым? И когда вы последний раз по-настоящему смеялись, смотря комедию?

– Смех бывает разный. Он может быть чистым, добрым и светлым, а может – саркастичным и злым. Бывает смех ситуативный, на который и рассчитаны сегодняшние домашние комедийные сериалы. Чистой гайдаевской комедии сейчас, наверное, уже не найдешь. Хотя мастера остались. Слава Богу, живы Рязанов и Данелия, они снимают кино. Но это уже другое кино другого времени. Если говорить о представителях жанра сегодняшних дней, то я отметил для себя первый фильм Рогожкина «Особенности национальной охоты». Из того, что видел не так давно, самой чистой по звучанию для меня была трагикомедия Лунгина «Бедные родственники».

– А что можете сказать о фильме «Изображая жертву» Кирилла Серебренникова?

– Вот на примере этого фильма и можно говорить о том, как изменилась природа нашего юмора. Черная комедия – новый жанр для нашего кино. И он охотно приживается в России, потому что наша жизнь полна эпизодами из фильмов этого жанра и лишена тех грез, которые были в те времена, которые сейчас принято называть застойными. Хотя мне кажется, что как раз в то время у нас был хороший кинематограф – жанрово чистый и гуманный. Кирилл Серебренников, безусловно, человек талантливый. Другое дело, что есть поклонники этого фильма и есть люди, которые его не принимают. Я тоже могу посмотреть на сегодняшний день глазами Серебренникова. И, может быть, так на него смотреть и легче, потому что во все тяжелые времена русского
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow человека выручал юмор. Я думаю, что такой взгляд возможен и уместен. Но это не мой жанр. Мне ближе более светлое, чистое, духовное кино. И не только в жанре комедии. Но и вообще в искусстве. Я за другие формы, скажем так. Хотя понимаю, что кино многообразно, как многообразна жизнь.

– Известно, что зрительское восприятие комедии, да и вообще кино, чаще всего не совпадает с оценкой критиков…

– Критики приходят на фильм с иными мотивами, чем зритель. Зритель приходит в кино, как на праздник. Он хочет получить удовольствие. Для него это радостное событие в жизни, а не работа. В его целях нет поиска плюсов и минусов. Он приходит в кино, не держа фигу в кармане. Особенно в провинции у нас такая публика. Искренняя, открытая, чистая и честная. И мне, кстати, для такого зрителя нравится играть гораздо больше, чем для искушенной столичной публики. Хотя и то и другое полезно. Что же касается отзывов критиков, то для меня лично они важны, но основополагающими не являются. Я работаю для зрителя.

– Я знаю, что мюзикл «Веселые ребята», в котором вы играете, стал для зрителя праздником. Он как раз пропитан тем юмором и той атмосферой, которым вы отдаете предпочтение.

– В этом театральном проекте я играю легендарную роль Кости Потехина, которую играл в одноименном культовом кинофильме Утесов. Да, это как раз та светлая, добрая и праздничная музыкальная комедия, которую я так люблю и которая так стремительно исчезает с наших экранов и подмостков. Это праздник актерского и зрительского сосуществования. Постановка режиссера Виктора Крамера выглядит, как новогодний подарок, она заряжена очень позитивной энергией. Мы играем ее уже два года, и каждый раз я чувствую момент счастья, выходя на сцену. И то же самое, как мне кажется, чувствует зритель. Продюсер этого мюзикла Ирина Апексимова – молодец. У нее сейчас большие проблемы с площадкой, но она держится. И мюзикл, который всем так полюбился, продолжает жить.

– Не могу не отойти от темы и не задать сакраментальный вопрос о «Гардемаринах», которые будут идти за вами теперь всегда, как тень. Я слышала, что ваш предок когда-то действительно был гардемарином?

shadow – Да, мой прадед закончил Навигацкую школу в Санкт-Петербурге и был морским офицером. Служил на крейсере «Варяг» и участвовал в Цусимском сражении. Вообще-то среди моих предков была целая ветвь офицеров русского флота.

– Как вы считаете, возможно ли в России возрождение таких понятий об офицерской чести, которые были приняты в великодержавные времена?

– А я считаю, что ничто и не умерло. Все это есть и сейчас. Есть Суворовские училища и Нахимовские. Мне непонятно, почему вы так ставите вопрос. В тяжелом положении сейчас находится вся наша страна, а не только армия. Но традиции русской армии не изменились – служить отечеству. Понятия чести и достоинства – это базис российского офицерства.

– Вы бы не стали возражать, если бы ваш сын захотел связать свою судьбу с российской армией? Не стали бы предпринимать каких-то усилий, чтобы уберечь его от этого шага?

– Вы знаете, мне кажется, это выбор не мой, а выбор моего сына в будущем. Если он захочет стать военным, то я его отговаривать не стану.

– Если бы вам позвонили составители какой-нибудь киноэнциклопедии и попросили представить ваше творчество одной работой, что бы вы назвали? «Гардемаринов»?

– Нет. Я бы назвал «Розыгрыш» Владимира Меньшова. Потому что это значимая лента не только в моей жизни, но и в жизни, я надеюсь, целого поколения моих сверстников. Эта картина по эмоциональному заряду стала культовым фильмом поколения, потому что поднимал вопросы вечного плана: дружба, предательство, любовь, добро и зло, учителя и ученики. Несмотря на форму этого фильма, которая сейчас воспринимается, конечно, как ретро, содержание его осталось актуальным и сегодня. Потому что общечеловеческие ценности не меняются. В этом смысле, я считаю, картина абсолютно не устарела. Лично для меня это самый дорогой и важный фильм, потому что с нее все началось. Это был первый опыт, первая роль.

– Но ведь в этот фильм вы попали случайно. Известно, что Меньшов несколько раз откладывал ваше фото в сторону, когда выбирал актера на роль.

– Я уверен, что ничего случайного нет. И что это закономерная случайность, которая должна была произойти именно со мной. И она произошла. Вообще все, что ни делается, происходит по воле божьей. И я абсолютно в этом убежден.

– В каких новых фильмах вас сможет увидеть зритель в ближайшее время?

– Скоро в кинотеатрах России, Беларуси и Украины состоится премьера фильма Оксаны Байрак «Аврора, или Что снилось спящей красавице». Это фильм о девочке из детского дома из Припяти. Действие фильма происходит в 86-м году. Девочка получила большую дозу радиации от Чернобыля, и советское правительство отправило ее лечиться в Америку, где в госпитале она встречается со своим кумиром, звездой балета Астаховым, которого играю я. Он пресыщен жизнью, у него общий жизненный кризис – и возраста, и творчества. Он уже не знает, чего хотеть, и никаких новых творческих идей не рождает. Он опустошен. И прячется в алкоголе и наркотиках. И эта девочка переворачивает его душу и возвращает его к жизни.

– Как ей это удается?

– Чистотой восприятия жизни. Она воспринимает жизнь как праздник. Она понимает ее ценность. То самое, что утратил мой герой. И без чего жизнь становится адом. У этой девочки в душе есть родник, который смывает грязь с души моего героя.

– У вас есть такой родник?

– Такой родник есть у всех. Любовь, вера и надежда – вот главный родник каждого. Только позвольте не расшифровывать – это вопрос интимный.


СПРАВКА

Актер Дмитрий ХАРАТЬЯН родился 21 января 1960 года в городе Алмалык (Узбекистан). Уже через три года его родители переехали в Подмосковье. В детские годы Дмитрий увлекался спортом, музыкой, играл в школьном ансамбле. В 1977 году Харатьян дебютировал в фильме Владимира Меньшова «Розыгрыш». В 1982 году окончил Театральное училище им. Щепкина. В 1987 году, после выхода фильма Светланы Дружининой «Гардемарины, вперед!», Харатьян получил всесоюзную популярность. Фильмография актера насчитывает более 40 картин. Среди них «Зеленый фургон» (1983), «Частный детектив, или Операция «Кооперация» (1989), «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди» (1992), «Кризис среднего возраста» (1997), «Каменская» (2000) и другие. В 1991 году по опросу журнала «Советский экран» Харатьян признан лучшим актером за роль Алеши Корсака в фильме «Виват, гардемарины!». Заслуженный артист России (2000). Женат, воспитывает сына и дочь. Сын Ваня уже успел сняться в кино.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 октября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: