Главная / Газета 20 Октября 2006 г. 00:00 / Культура

Софико Чиаурели

«Я люблю Россию до боли в сердце»

АННА ТРЕФИЛОВА

Конфликт между руководством Грузии и России как каток прошелся по судьбам людей по обе стороны границы. И так получилось, что многие эти судьбы неразрывно связаны и с Тбилиси, и с Москвой. Грузинская актриса Софико ЧИАУРЕЛИ оканчивала московский ВГИК, и ее искренне любят зрители всех национальностей и политических убеждений. Она всегда была далека от политики, но сегодня она одна из немногих, кто вслух говорит о том, о чем многие стараются промолчать.

Фото: ЮРИЙ МЕЧИТОВ
Фото: ЮРИЙ МЕЧИТОВ
shadow
– Как вы думаете, почему сейчас среди всех этих российско-грузинских событий молчат те, кого называют русской интеллигенцией? Может, они не знают о конфликте?

– По-моему, не знают. Очень плохая информация, вакуум информационный сейчас. Цензура. Естественно, до простого, мудрого, хорошего русского народа доходит совершенно ложная информация. Интеллигенция, конечно, так или иначе больше знает, но почему молчат? Потому что всем все надоело. Эти политические игры уже надоели людям. У нас нет того, что называют гражданское общество. К сожалению. Я до слез дошла, когда вот акция была «Я грузин». Я так благодарна… Мы перестали верить. Человек придумал себе Бога, для себя, чтобы он был чист перед своей совестью. Но все, что творится вокруг нас, заставляет терять веру. Все лгут. Все играют. Я не хочу никого оскорблять. Я говорила со своим братом, с Гией Данелия. Я ему даже так, с обидой, говорю – ты почему не звонишь, не интересуешься, как дела, жива или нет?
А он мне говорит – почему ты мне не звонишь? Ты-то живешь в своей стране, а я, грузин, сейчас живу в России. Я его спрашиваю: Гия, тебя еще не трогали? Слава Богу, его не трогали. Он родился и всю жизнь живет в России, но все его фильмы, гениальные фильмы, они все грузинские. Они пропитаны грузинским духом, грузинским юмором, грузинской широтой души и сердца... Маразм, когда концерты запрещают. Маразм, когда к Зурабу Церетели предъявляют претензии, что он чего-то задолжал, когда государство ему самому должно. Это смешно.

– Почему нас пытаются поссорить? Мы-то здесь при чем?

– Потому что это как ревнивый муж. Россия ревнует нас к Америке. И то, что нам захотелось дружить не только с Россией, но и с Америкой, и с Францией… Но нет, смотри только на меня, а то я тебе пальчиком – цыц! Одноклеточные мне пальцем оттуда тычут. Книги бы лучше почитали. Неужели это не видит Путин? Я к нему с такой симпатией относилась. Он совершал в жизни много хороших поступков, один из них, когда спас Собчака. Как герой Дюма, вытащил его ночью и отправил во Францию. У него есть хорошие поступки, честные. И даже походка его, спортивная, мне очень нравится. Потому что именно эта походка отличает его от президентов предыдущих, наших генсеков. Он сам сейчас, я поняла, тоже находится в плену, можно сказать, военщины.

– Но кто-то эту паутину плетет?

– Плетут, плетут. Сверху плетут. Министры плетут, стремятся президентами стать.

– Ну а раньше, что, меньше обманывали, что ли?

– Тоже обманывали. Но тот обман был добрый, он не причинял людям зла, боли… Я не говорю о 37-м, я беру более позднее время. 37-й год – страшная трагедия была, для всех… Мы не знали, мы многого тогда не знали. В 68-м году Гия Данелия снял фильм «Не горюй!». И нас послали на премьеру в Чехословакию. 1968-й год, запомните. Мы приехали, никто ничего не знает, Буба Кикабидзе, Люба Соколова, я, Данелия… Приезжаем. Нас встречают, а в восемь вечера премьера. Привозят в кинотеатр. Темно, ни одной афиши, ничего. Гия спрашивает у директора кинотеатра – в чем дело?
Фото: ЮРИЙ МЕЧИТОВ
shadow Он на ломаном русском – ничего, ничего, все нормально, проходите. Мы пошли в комнату, нам принесли чай, кофе, он говорит – посидите, я зайду. И запер нас. В этой комнате. Начало сеанса – нет никого, время идет, мы сидим. Смеемся, острим, но уже не смешно. Вдруг открывается дверь, стоит этот директор зеленый, говорит – извините, пройдите. Ничего не объясняет, извините, пройдите в зал. Мы все разряженные такие, мужчины в бабочках, женщины в платьях. Идем в зал, а зал совершенно пустой, и только на двух задних рядах сидят какие-то странные старики и старушки. Мы поняли, что это какие-то из дома престарелых или не знаю откуда. И потом, когда мы вышли, Гия сам этого директора запер и заставил сказать, что происходит. И мы в Чехословакии узнали, что произошло в 68-м году. Нас послали, как живое мясо. Мы не знали ничего! Я никогда не забуду, как я поехала на очередной фестиваль в Мюнхен. И в это время умер Брежнев. И по немецкому телевидению передавали его биографию, от и до. И я там узнала такие вещи, о которых мы вообще не подозревали и не знали. А вы думаете, сегодня кто-нибудь знает, что происходит на самом деле? У нас или у вас? Я знаю одно, все это из-за того, что Грузия захотела войти в НАТО. Но как можно дойти до такого маразма, чтобы детей гнать из школ? Они хотят нам и отомстить, и чтобы мы против нашего президента выступили. Ушло то время. И никогда не вернется.

– Хорошо. Нам-то что делать?

– Ребята, нам надо держаться! Спасти может только любовь. Потому что накопилось страшное. Нам надо держаться ближе. Москва и Россия – моя вторая родина. Я училась здесь, окончила ВГИК, у меня масса друзей и родственников. Я не мыслю жизни без таких актеров, которые существуют в России: Петренко, Лавров, Басилашвили… Алла Сурикова, которая меня снимала в одном из любимейших моих фильмов «Ищите женщину». Леня Куравлев, мой однокашник. Надо держаться и не надо поддаваться на провокации. Я вас умоляю, как можно чаще говорите, что мы любим русских, и для нас Россия – это русский народ, а не эти временщики, временное правительство, которое сегодня есть. Они сегодня есть, а завтра их нет. Но народы русские и грузинские, у них такие глубокие корни дружбы и любви, что их никому не удастся разорвать. Никому. Я в это верю. Верю, что это временное и что это пройдет. И мне хочется сказать, что я люблю Россию до боли в сердце. Я была здесь везде. И в глубинке, где настоящий народ, это Россия, это мудрость. Юлиус Фучик говорил: «Люди, я любил вас…», но я хочу сказать по-другому: «Я люблю вас! Будьте бдительны!»



Полностью интервью с Софико Чиаурели можно будет прочесть в ноябрьском номере журнала «Театрал».


СПРАВКА

Актриса Софико ЧИАУРЕЛИ родилась 21 мая 1937 года в Тбилиси (Грузия) в артистической семье. В 1955 году поступила во ВГИК в Москве. В 1980 году стала супругой актера, режиссера и спортивного комментатора Котэ Махарадзе. Первую свою роль сыграла в фильме «Наш двор» (1956) режиссера Резо Чхеидзе, картина была удостоена золотой медали на Московском международном кинофестивале. В 1960 году вернулась в Грузию, став актрисой Академического театра им. Котэ Марджанишвили. Наиболее известны ее роли в кинофильмах «Мелодии Верийского квартала» (1973), «Несколько интервью по личным вопросам» (1978), «Приключения Али-Бабы и сорока разбойников» (1979), «Ищите женщину» (1982), «Покаяние» (1984), «Миллион в брачной корзине» (1986). Всего в кино и театре сыграла свыше ста ролей. Народная артистка Грузии (1976), народная артистка Армении (1979), лауреат Государственной премии СССР (1980). В 1974–1979 годах была депутатом Верховного совета СССР.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 октября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: