Главная / Газета 6 Октября 2006 г. 00:00 / Культура

Дмитрий Назаров

«Власть калечит человека, как дыба»

МАРИНА БАЗЫЛЮК

Дмитрий Назаров человек весьма многосторонний. Кто-то знает его как ведущего кулинарного шоу на одном центральном телеканале. Кому-то он запомнился по своим ярким ролям в отнюдь не «мыльных» сериалах. Дети узнают его голос в мультфильме «Князь Владимир». Но самый искушенный зритель, безусловно, знает Назарова по его ролям в Московском художественном театре им. Чехова. За роль Несчастливцева в «Лесе» Островского он был удостоен театральной премии «Чайка». «НИ» актер рассказал, почему он не хочет больше вступать в партию и на что, по его мнению, должен быть направлен госзаказ в искусстве.

Актер и телеведущий <b>Дмитрий НАЗАРОВ</b> родился 4 июля 1957 года. В 1980 году окончил Театральное училище им. Щепкина. Работал в Малом театре, на сцене которого сыграл более 50 ролей. В 1995 году перешел в Театр Российской армии, а осенью 2002 года во МХТ имени Чехова. В то же время играл в театре под руководством Олега Табакова и участвовал в проекте Театра эстрады «Праздник души». С сентября 2002 года ведет на канале НТВ программу «Кулинарный поединок». Фильмография актера включает более двадцати работ, среди которых фильмы «Охота», «Любовь на плоту», «Закон», «Гражданин начальник», «Золотой теленок» и другие. Народный артист России, лауреат премии «Хрустальная Турандот» и премии имени Смоктуновского «Артист конца двадцатого века».<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Актер и телеведущий Дмитрий НАЗАРОВ родился 4 июля 1957 года. В 1980 году окончил Театральное училище им. Щепкина. Работал в Малом театре, на сцене которого сыграл более 50 ролей. В 1995 году перешел в Театр Российской армии, а осенью 2002 года во МХТ имени Чехова. В то же время играл в театре под руководством Олега Табакова и участвовал в проекте Театра эстрады «Праздник души». С сентября 2002 года ведет на канале НТВ программу «Кулинарный поединок». Фильмография актера включает более двадцати работ, среди которых фильмы «Охота», «Любовь на плоту», «Закон», «Гражданин начальник», «Золотой теленок» и другие. Народный артист России, лауреат премии «Хрустальная Турандот» и премии имени Смоктуновского «Артист конца двадцатого века».
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
– Когда-то вы были членом КПСС, а сегодня состоите в какой-нибудь партии?

– Я знаю, что вступление актеров или певцов в партию происходит перед каждыми выборами – думскими или президентскими. Вообще власть вспоминает об искусстве только накануне выборов. Мне, слава Богу, не предлагали, точнее, перед этим мучительным выбором никто не ставил официально, а вот неофициально были попытки. Я знаю людей, которые официально отказывались и которым после этого стало не совсем удобно жить…

– Вы про отказ от вступления в правящую партию сейчас говорите?

– Да, я про правящую партию. Я не знаю, почему последнее громкое вступление в «Единую Россию» совершил Николай Расторгуев… Но мне кажется, что единственное, чего бы он не хотел, так это того, чтобы об этом кричали по телевизору. Мне так кажется. Просто говорить на эту тему не очень принято, и это в нашей среде не обсуждается. У каждого актера есть свое мнение – вступать или нет. Так вот, некоторые актеры уже давно для себя определили, что не надо связывать себя ни с какими партиями, это после развала КПСС. И я в этом же положении. Один раз вступил и больше не хочу. Потому что до сих пор отмыться не могу: «Ах, ты был в партии…» Ну был, и был искренне. Меня уговорил мой учитель и самый близкий друг. Я тогда работал в Малом театре. И долго отказывался от вступления. Говорил: «Нечего делать в вашей фарисейской партии». А они говорили мне, что надо ее чистить… Я говорил, что не смогу ничего очистить, а он: «…Ты делай это на своем участке». И я вступил, и мы действительно что-то делали на своем участке, и все это закончилось моим уходом из Малого театра. Но вступление было искренним.

– Что нашему искусству может дать, но не дает сегодня власть?

– Госзаказа не хватает. Все, что сегодня мы видим по телевизору или в театрах, – это игры продюсеров, особенно касается телевизора – все играют во что хотят. История, которая могла бы претендовать на пресловутую национальную идею, не придумана, потому что не придумано, куда и зачем нам идти. Объясню свое мнение на примере Грузии. Сегодня самая шумная политическая история связана ведь именно с Грузией. Так вот, оптимисты думают, что наконец-то мы вступились за шестерых наших военных и устроили вот такой вот «бэмс». Пессимисты считают, что параллельно с этим будут оставаться в плену наши рыбаки, летчики и другие наши граждане в других странах и никто и пальцем не шевельнет, а история с Грузией связана с другими, давно просчитанными какими-то моментами. Как только спасение наших людей примет массовый характер, тогда я поверю в закономерность всего происходящего и буду рад. Знаете, как Америка спасает своих граждан, – об этом пишут книги и снимают фильмы. С другой стороны, очень надеюсь, что это все не перерастет в войну, потому что тогда это будет глупостью несусветной. Действительно, грузины – это наши братья, они тоже православные, с ними очень много связано в нашей жизни. Все могут говорить с грузинским акцентом, все знают отдельные грузинские слова, все, как им кажется, знают суть и дух грузинской нации. Грузия неотделима от нас даже в представлении молодежи, тех, кто растет после развала Советского Союза.

– А в чем должен проявиться госзаказ?

– Мы на сегодняшний день имеем огромное количество нефтедолларов, которые якобы не знаем куда деть, потому что может возникнуть инфляция… Хотя при этом катастрофа с жильем в Москве, точнее, с огромным количеством жилья и с огромными ценами на него навевает грустные мысли о том, куда уходят нефтедоллары… Так вот, можно, воспользовавшись всей этой огромной денежной массой, просто заплатить хорошим сценаристам, их нетрудно найти – хороших сценаристов знают все. Сказать им, о чем надо написать, и они напишут. Собрать бригаду из хороших режиссеров, актеров, и этот хорошо написанный материал за хорошие деньги – не за копейки, чтобы по рублю и на плотах, снять! Всерьез снять одно произведение, другое, спектакль поставить – один, другой… Почему Сталин блестяще пользовался культурным рычагом, а все остальные забыли о его существовании? При Брежневе достаточно было поставить «Целину», и ты в порядке. А при Сталине люди за границей, да что там – мы сами, живя по локоть в крови, по колено в дерьме и по пояс в грязи, считали, что у нас все хорошо, и «Кубанские казаки», и «Поезд идет на восток», хотя при этом бедствовали, нищенствовали и дрожали по ночам от страха. Но произведения массовой культуры, которые при этом создавались, говорили об обратном и были очень убедительны. И сегодня это несложно – у нас не перевелись талантливые люди!

– У вас лично есть идея – о чем надо снимать?

– Ну, есть же идеологи. Кстати, вы попробуйте зайти в Интернет и набрать там словосочетание «национальная идея». И такая чепуха выйдет. Типа идеологическая верность, внутренняя независимая демократия и что-то еще… А о культуре, об искусстве – ни слова, ни полбуквы вообще нет! Сегодня речь только об экономическом подъеме. Считается, что если, например, будет выпускаться большое количество тракторов, то будет все в порядке. Не будет. Потому что невоспитанные, некультурные, необразованные люди никогда не сделают хороший трактор. Ну, просто никогда, половину деталей украдут, другую – запорют. Я недавно посмотрел фильм «Кочевник», идея создания которого и, я полагаю, материальное обеспечение принадлежит президенту Республики Казахстан Нурсултану Назарбаеву. Зрелищное, историческое, красивое кино, пусть в чем-то наивное, но абсолютно цельное, проникнутое национальной идеей воссоединения всего казахского народа. Я думаю, подобная национальная идея не повредила бы и нам, разобщенным. Хотя в сегодняшней жизни мне нравится, что есть свобода выбора и в творчестве, и в передвижении.

– Женщины могут идти в политику?

– Это очень сложная история… В политике с женщинами что-то происходит. В политике женщина теряет что-то женское. Послушайте, «лидер», «политик», «вождь» – это все слова мужского рода, нет же слова «вождиня». У женщин-политиков становятся какие-то одинаковые прически, одинаковые костюмы. Нет, это может быть женским делом, но как это совместить, чтобы это было без потерь… Ведь одно дело, когда по головам ради карьеры идет мужчина, и совсем другое, когда идет женщина, – тут уж точно ничего женского не останется. Конечно, чтобы сделать любую карьеру и оказаться наверху, надо что-то где-то совершить и сотворить. Но в политике это острее всего, потому что власть калечит человека, как дыба.

– Сильно сказано, так, как будто вы лично пострадали от власти…

– Ну, что значит пострадал… Власть бывает разная. Например, гаишники – тоже власть, да еще какая! Сейчас в ГАИ сложилась такая история: им не могут поднять зарплату, поэтому придумываются законы. Люди знают, что они идут на маленькую зарплату, но они идут за законами. Это опричнина, это Иван Грозный. Опричникам не платили, они ездили с песьими головами, и если кого-то сажали, то отбирали все – хозяйство, жену, дом… Вот и сейчас это происходит, только в маленьком масштабе. Для этого и придуманы идиотские законы со сменой габаритных огней, с детскими креслами, скоро до правого руля доберутся… Что происходит сегодня: я, сотрудник ГАИ, могу остановить каждую машину и каждому водителю сказать: «Мне кажется, вы пьяны, поедемте на освидетельствование». А если человек спешит на свадьбу, а у него свидание, работа… Он знает, что каждый десятый скажет: «На тебе сто долларов, отстань, я трезвый». Он знает, что может нарваться, когда ему даже не откроют окно, скажут, да пошел ты. И он тогда ответит: «Извините, ошибочка вышла». И будет ловить следующего, потому что принимаются такие законы, которые это позволяют. И все это вместо того, чтобы поднять гаишникам зарплату и иметь, из кого выбирать. А когда инспектор ГИБДД не умеет водить машину, какой он к черту инспектор ГИБДД? У меня лично отобрали права, и я выиграл два суда и вернул их. А старшина Мартысюк переведен с поста на открывание ворот, вратарем стал в этом отделении ГАИ. Он хотел заработать, но я сказал, что за 15 лет стажа никогда не давал взяток, и с вас, молодой человек, начинать не собираюсь. Это его ужасно обидело, и он решил пойти на принцип и лишить меня прав…

– Как вы думаете, кто станет следующим президентом России?

– Я считаю, что у нас во власти, в идеологических секторах – гениальные сценаристы сегодня работают. Им бы, конечно, поработать на нашем телевидении. Они пишут такие сценарии, что конец угадать невозможно. И какой они сейчас сценарий разыгрывают – непонятно. Ведь сколько отвлекающих маневров они запускают для общественного мнения. И не повторяются, хотя играют на повторение. Тебе кажется, что сейчас они повторятся и сделают как в прошлый раз, но раз – и нет! Вот сейчас идет такой отвлекающий маневр, что Путин представит всем преемника. Вот народ на это, наверное, должен клюнуть, ведь Владимир Владимирович – сам преемник. Но в последнюю секунду все переменится. Или эти якобы спонтанно возникающие просьбы от разных регионов, которые просят: «Останьтесь, царь-батюшка, еще! Ну, поправьте нами лет пятьдесят, вы еще такой молодой и спортивный! Мы счастливы будем». Параллельно с этим разыгрывается монархическая карта, и вообще их так много… И мне, как профессиональному актеру, ужасно интересно – куда они ведут, что они придумают? А то, что они давно придумали, и план соблюдают от и до. – это точно. Интересно, сможет кто-то вклиниться в этот план, и изменить его, и заставить их поволноваться хоть чуть-чуть, потому что у них все так четко, им удается все, что они задумали. Я не знаю, как будет дальше, но ведь это ужасно интересно.

Опубликовано в номере «НИ» от 6 октября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: