Главная / Газета 27 Сентября 2006 г. 00:00 / Культура

Скука-любовь

Артисты Театра имени Гоголя сыграли тяжелую комедию

ЕВГЕНИЯ ШМЕЛЕВА

В столичном Театре имени Гоголя в минувшие выходные сыграли премьеру «Веер леди Уиндермир» по Оскару Уайльду. В последний раз в Москве эту пьесу ставили в Малом театре в 1959 году. В том давнем спектакле делала первые шаги Элина Быстрицкая. В Театре имени Гоголя главная роль досталась народной артистке России Светлане Брагарник.

Не все движения на подмостках одинаково полезны.<br>Фото: МИХАИЛ ГУТЕРМАН
Не все движения на подмостках одинаково полезны.
Фото: МИХАИЛ ГУТЕРМАН
shadow
Художественный руководитель театра и постановщик «Веера леди Уиндермир» Сергей Яшин любит ставить эксклюзивные пьесы, которые не идут больше ни на одной сцене Москвы. По правде говоря, это единственное, чем Театр имени Гоголя, переживающий непростые времена, может заманить к себе зрителя. На этот раз, пытаясь быть оригинальным, худрук вернул на столичную сцену «пьесу о хорошей женщине» Оскара Уайльда.

Взявшись за постановку комедии, Сергей Яшин не без оснований полагал, что публика, видевшая спектакль в 60-е годы в Малом, с тех пор подзабыла сюжет и потому с наслаждением вновь пересмотрит английскую мелодраму. В пьесе Уайльда действительно есть все, что понравится зрителю: большая любовь, внезапная угроза в виде таинственной незнакомки с порочным прошлым и ужасной репутацией, светское общество – главный источник ссор, интриг и сплетен, романтические порывы молодой героини, чуть было не закончившиеся катастрофой, и, наконец, трогательный хеппи-энд. Интригующий сюжет – пожалуй, единственное, что может удержать зрителя в зале до конца спектакля.

Увы, больше от Уайльда в постановке Театра имени Гоголя не осталось ничего. Ни легкости, ни шика, ни обаяния героев, ни изящества слога. Уайльд – мастер словесных поединков, любитель интеллектуальных игр – на сцене этого театра обрел непривычную ему тяжеловесность и серьезность. То ли от чрезмерного уважения к автору, то ли от боязни быть непонятыми, актеры тщательно проговаривают каждое слово, растягивают диалоги, усердствуют в монологах, не оставляя места милому легкомыслию и фирменному английскому юмору.

Уайльд назвал свою пьесу комедией. Он вряд ли предполагал, что его издевательства над чопорными нравами современного ему общества, над косной моралью и абсурдным делением людей на хороших и плохих могут превратиться в житейскую мелодраму, разыгранную в стиле худших сериалов: с преувеличенной экспрессией и неубедительной актерской игрой. Леди Уиндермир в исполнении Ирины Шейдулиной выглядит, словно красивая манекенщица: ей прекрасно удаются демонстрация платьев и изящные жесты, но передать внутренние переживания героини для нее пока непосильная задача: искренность подменяется громкими стенаниями и чрезмерным пафосом. Режиссура оказалась явно не способной придумать действие, адекватное выразительному тексту. Пытаясь хоть как-то проиллюстрировать многословные диалоги и монологи драматурга, Яшин пошел на странный отвлекающий ход: почти весь спектакль, включая даже самые трагические сцены, герои пританцовывают и приседают в глубоких реверансах. Особенно удивляет поведение леди Уиндермир: только что узнав об измене мужа, она принимается стенать и пританцовывать одновременно. О том, что «Веер» задумывался Уайльдом как комедия, временами напоминают исполнители второплановых ролей: Александр Бордуков в роли Огастуса, Людмила Гаврилова в роли леди Джедбер, Алексей Сафонов в роли Сесила, Андрей Зайков, играющий Хоппера, и исполнитель роли Дамби Алексей Хатников. Они создали забавные образы, и, возможно, со временем зал будет не просто улыбаться, а смеяться в ответ на их реплики. Но пока ни один актер не может переиграть главную героиню спектакля – скуку.

На премьере в зале было необычайно много нарядных пожилых дам. Большинство из них пришли посмотреть на приму театра Светлану Брагарник, исполнявшую главную женскую роль – миссис Эрлин, ради которой, по-видимому, и задумывался спектакль. Пожалуй, ее героиня получилась наиболее искренним, интересным, но, к сожалению, совсем не уайльдовским персонажем. Драматург писал о роковой красавице сорока лет, очаровательно фальшивой, дьявольски авантюрной, будоражуще легкомысленной, чье лицо прячется за маской, а порывы подавляются холодным умом. Прима же сыграла уставшую от жизни леди, которую ни за что не заподозришь в притворстве, дурных намерениях и – особенно – в связях с женатым мужчиной. Это досадное несоответствие стерло интригу и лишило зрителей удовольствия наблюдать за превращением плохой женщины в хорошую. Впрочем, пожилым дамам спектакль понравился. Тем, что он классический и безо всякой пошлости.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 сентября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: